?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Казус долга
metasilaev
Часто можно встретить сочетания слов «долг перед родиной», «долг перед народом» и прочее. Задолжать, кажется, можно чему угодно, от родного города до родной партии или фирмы. Однако не оставляет чувство, что почти все, назначенные должниками такого рода - жертвы какого-то логического выверта.

Считается, что нет ничего очевиднее «измены Родине». Даже дети знают, что такое измена, и что надо карать изменника. Но пусть дети знают дальше, а мы чуть-чуть остановимся, подвесим вопрос. Начнем с того, нет такого существа, которое откликается на имя «Родина», с которым можно подписать очевидный контракт и далее очевидно его нарушить. Ведь измена – это нарушение договора, явно заключенного или, в худшем случае, подразумеваемого.

Поясним на примере. Вот если юноша дружит с девушкой организмами, и один из них начинает спать с кем-то третьим – это уже измена или еще нет? Не надо спешить, в задачке просто нет необходимых условий, чтобы вывести ответ. Может, измена, а может, и нет. Смотря как наши двое героев договорились. Если поклялись в верности навечно или на некий срок, то измена, особенно если при этом врут. А если у наших героев секс без обязательств, то и само слово «измена» смешно. Повторим: смотря как договорились. Как писал один философ: преступления нет до появления закона. В этом смысле, например, природа безгрешна.

Итак, нет закона – нет преступления, а возможность измены создается только фактом договора. В этом смысле самые простые, понятные и честные отношения, в которых фигурирует понятие долга, это отношения феодальные, по типу «вассал - сюзерен». Там сразу ясно, кто должен, кому, что именно и на каких условиях.

И с изменой все обстоит человечным образом. Кому должны, тот и решает: изменили ему или нет. Если вместо долга перед «государством» или «фирмой» прописать долг перед конкретным человеком, то все встает на честные места. Правильная присяга – юридический акт, когда одно физическое лицо приносит присягу другому физическому лицу. И то второе лицо решает, все ли нормально или надо «мочить предателя».

В Российской империи, кстати, офицеры присягали лично царю, что исключает всякую двойственность толкования. Не «интересам России», не «русскому народу», не «государству», а конкретному человеку, последний, кому присягали, был Николай Второй. И в случае с ним как раз бесспорно: генералы, давшие отмашку на арест Императора – подлинные предатели, можно отдельно обсуждать их мотивы, но самые благие резоны не отменяют факта предательства.

А вот в случае «предательства советской родины» все куда как менее однозначно. Было бы однозначно, если бы вся страна клялась в верности лично товарищу Генеральному Секретарю ЦК КПСС. Тут как товарищ Секретарь решит, так и есть.

Но нет такого субъекта, как «родина» или «советский народ», и нынешнего химерического «многонационального народа Российской Федерации» - тоже нет. Это такие штуки в сознании, конструкты, да простится ученое выражение. Долг прописывается перед рефлексивным конструктом, с тем же успехом можно присягать какой-нибудь Великой Лялямбде, если идея Лялямбды будет сочтена достаточно светлой. Но у теоретического конструкта есть практичные хранители, они и решают, где у нас долги и измены. А теперь вопрос, что это за хранители?

Если Лялямбда не живой человек, который может говорить за себя, а светлая идея, то ее трактовка всегда неоднозначна. Есть ли в стране хоть одна сила, считающая себя антинародной? Все за народ, но все настолько по-разному… Любой человек мог выйти с плакатом о том, что президент Российской Федерации Борис Ельцин – предатель родины. Мало ли. Демонстранту так показалось.

Но это случай безобидный по последствиям. А вот представим, что некто решает, будто интересы советского народа требуют его личного перехода на сторону США в «холодной войне». Вполне нормальная позиция для троцкиста после Второй Мировой. «Я считаю, что в интересах советских людей Советский Союз должен как можно раньше закончиться». – «А я считаю, что ты враг народа, и сейчас кончишься сам». По сути, два личных и частных мнения. Только за одним государственный аппарат, а за другим ничего. Понятно, чем кончится такая полемика в жизни: второй первого сошлет, посадит или шлепнет, по обстоятельствам. Но кто прав по истине, сказать невозможно – оба ссылаются на такую абстракцию, как «советский народ» и его «интерес», а абстракция где-то мерцает и голос не подает.

Вообще, есть способы, чтобы абстракцию как-то конкретизировать. Про то механизмы обратной связи: свобода слова, свобода собраний, выборы. Тогда государственный аппарат вроде как имеет лицензию. У чиновника тогда больше оснований говорить от лица народного, нежели у диссидента. «А за вашу партию только 2% населения, народ в массе за нас, а вы поэтому враг народа».

В отсутствии обратных связей все присяги и долги начинают носить сюрреальный характер. Человек не спрошен, но уже на что-то подписан. Вроде как незнакомый мужик хватает девицу, волочет ее в берлогу и говорит, что теперь у них начинается семейная жизнь. А если она пойдет налево или направо, то это измена.

Посмотрим на день сегодняшний. Вот говорят, например, что политик или чиновник что-то должен народу. Но давайте честно – он вообще с этим народом вступал в какие-то договорные отношения, или как? Он политик потому, что представляет интересы каких-то групп снизу, или потому, что назначен каким-то кланом сверху? Таким образом, политики делятся на две группы: порядочные – верные интересам сюзерена, непорядочные – предающие сюзерена.

Отношения с населением упираются в вопрос: как соотносится для политика ценность низовой поддержки и верхней протекции? Если первое сильно слабее второго, предмета договора власти и населения просто нет. Увы. Претензии должны вытекать из договора, и сложно предать того, с кем вообще не вступал в отношения.
Tags:


  • 1
Есть освящённые временем понятия, категории, я бы сказал даже архетипы: элита и быдло. Быдло должно элите по-жизни. В нашей стране сложилось счастливо: элита не нуждается в быдле, но кормит, учит, лечит его.

Забавно, но слегка мимо.

Есть понятие - юридическое лицо. РФ - юридическое лицо, осуществляющее свои права и обязанности (а как-же?) посредством своих единоличных и коллегиальных органов. О легитимности органов можно поспорить, но о правоспособности государства РФ - врядли.
Органы РФ склонны подменять понятия "Родина" и "Государство", следуя старинной традиции, что на фоне малой легитимности органов управления РФ выливается в более-менее массовый протест легитимодателей.
"Родина" (абстракция, хорошо) сравнительно стабильна в восприятии нашего человека, а государство сменилось на нашей памяти уже 2,5 раза (считая СНГ), и два раза его попутчило.

В добавок, есть такое понятие, как "Обязательство, данное под угрозой насилия". В общей юридической практике оно признаётся не имеющим силы. Однако, за исключением обязательств в пользу государства!

Эге-гей! + 1 000 к первенству среди равных!

А как насчет вообще всей системы права. Я например не подписывался соблюдать нормы права как и вы, но приходится. Здесь насилие такое же как и при измене Родине.

Это кстати интересный момент. Сейчас гражданство в большинстве случаев возникает по факту рождения, то есть насильно, но может же быть и иначе.
В 14 (16, 18, 21, 40) лет человек получает паспорт и в ходе этой процедуры принимает нормы права этой страны. Было бы честнее, в залоге темы статьи.

Когда-нибудь так и будет. Гражданство выбирается свободно, как тип права и юридическо-силовой крыши, под которой обретается человек. Но это как бы сделка. "Крыша" тоже должна выбрать этого человека.

Дело в том, что нормы права распространяются не только на граждан, на ВСЕХ находящихся на территории гос-ва. Т.е. иностранец никаких сделок с гос-вом не заключает, а подпадает под действие норм права по факту пересечения границы. Соотв-но гражданин по факту рождения.
Т.е. право действует в принудительном порядке. А выбрать иное гражданство (тем более то к-рое хочется), зачастую невозможно. Не много стран ждут иностранцев с открытыми объятьями.
Не думаю что может быть иначе.
Насилие - фундаментальное явление, на котором держаться все социальные иерархии, в т.ч. и гос-во.

«Т.е. иностранец никаких сделок с гос-вом не заключает, а подпадает под действие норм права по факту пересечения границы».

Государство разрешает ему уладить дела на своей территории, гарантирует соблюдение его прав и законных (в понимании данного государства) интересов, гарантирует защиту от посягательств на жизнь, имущество и пр., взамен требует не нарушать действующее законодательство. Иногда подобные предложения очень интересны и государства, делающие их становятся посредниками, блюдут нейтралитет.

«А выбрать иное гражданство (тем более то к-рое хочется), зачастую невозможно».

Невозможно, если новый гражданин не нужен государству. Человек предлагает свои знания, умения и т. п., а вторая сторона потенциального договора решает, интересно ли ей предложение. Но дело не в этом. Если я верно понимаю автора, то речь идёт о другом гражданстве даже в рамках того же государства. Один гражданин не хочет платить большие налоги и не верит в гос. медицину – не беда, вот гражданство-лайт, маленькие налоги, низкие стандарты обеспечения безопасности (полиция-лайт) и охраны здоровья (скорая помощь, недопущение мучительной смерти), ограниченные избирательные права… А у кого-то будет пакет «всё влючено» со спецназом, вынимающим счастливого обладателя из тюрьмы другой страны.

"Государство разрешает ему уладить дела на своей территории, гарантирует соблюдение его прав и законных (в понимании данного государства) интересов, гарантирует защиту от посягательств на жизнь, имущество и пр., взамен требует не нарушать действующее законодательство".

Ок. А если я проник на территорию гос-ва незаконно, государство мне ничего не разрешало. Ничего не меняется, весь массив норм права действует на меня также как и в случае если как вы выражаетесь "государство разрешает уладить дела". Государство просто ДИКТУЕТ находящимся на территории свою волю в форме закона и все. Никакой сделки нет. Я, проникнув на территорию незаконно ни подо что не подписывался, однако право действует независимо от этого, принудительно.

Имхо вся договорная теория отношений гражданина - государства затуманивает суть вещей и в современный момент развивается под влиянием господства рыночных отношений (на Западе главным образом). Общество потребителей хочет потреблять "государственные услуги". Ха, пож-та говорит гос-во, извольте назовем это договором.
Гражданин идет в ОВИР и потребляет государственную услугу в виде получения загранпаспорта, все как надо: исполнил требование получил загранпаспорт, чем не услуга? Но совершенно забывается что таким образом гос-во ставит гражданину клеймо на лоб, чтобы в другом государстве видели, что скотинка не приблудная, а принадлежит (гражданство) другому хозяину.

«…если я проник на территорию гос-ва незаконно, государство мне ничего не разрешало».

Находясь на территории государства незаконно, человек рассчитывает на некоторые стандарты обращения с незваными гостями. Государство может охотиться на них, рассматривая нарушение миграционных правил как уголовное преступление, а может плевать на просроченную визу, пока гость не нарушит более важные требования.

«Государство просто ДИКТУЕТ находящимся на территории свою волю в форме закона и все. Никакой сделки нет».

Мирный договор между государствами – в отношении побеждённого осуществляется диктат, но есть сделка. Другой пример: в гражданском праве РФ существует такое понятие, как «договор присоединения». Одна сторона диктует другой условия, та либо присоединяется, либо отказывается. В случае незаконного пребывания на территории государства Вы, конечно, ничего не подписываете, зачем эти формальности? Государство Вас само подписало. Украдёт гость что-нибудь в Норвегии, и возможно присядет (если повезёт). Украдёт в Аравии – отрубят руку. Выбор за гостями.

«гос-во ставит гражданину клеймо на лоб, чтобы в другом государстве видели, что скотинка не приблудная, а принадлежит (гражданство) другому хозяину»

Государство не совсем хозяин гражданина. Если опустить пока войну, то ущерб от действий, как Вы говорите, «скотинки» на чужой территории покрывает издатель её (скотинки) паспорта?

Теорий права множество. Теория договора 1) одна из 2) развивается исключительно в западных странах 3) идеологически умасливает гражданина лучше некуда.

Юридические теории это больше гимнастика ума для юристов, их можно насоздавать миллион. Для юристов это хлеб для остальных граждан - мусор.

Расскажите муслимскому правоведу про договор между государством и гражданином - он покрутит пальцем у виска.

Если вы представитель гос-ва то теория договора вам выгодна, если вы обычный гражданин, то кроме как поддержания иллюзии равенства гражданина и государства (только равные стороны могут заключать договор) я не знаю зачем еще она может быть нужна.

На примере России очень хорошо иллюстрируется теория насилия.

Насчёт ОВИРа. Пример не очень хороший – он не оказывает услуги тем, кто что-то там себе получает. Это одна из форм взимания с "клиентов" денег. Человек покупает кирпич второе удостоверение личности. По большому счёту существование этой богадельни является недоработкой граждан – договор подписали не читая.

Приведите любой другой пример госуслуги и я скажу вам что на самом деле за ней стоит.

Розыск и возврат собственнику похищенного имущества.

Таких (в такой формулировке) гос-во услуг не предоставляет.
Вы можете обратиться с заявлением о хищении вашего имущества, т.е. о совершении преступления. Это другое дело.
Здесь гос-во защищает сове МОНОПОЛЬНОЕ право отнимать имущество у своих граждан (налоги, штрафы, конфискация и проч.). Все другие за это строго наказываются.

Верность сама по себе подразумевает нижнюю роль в иерархии. Вассал верен сюзерену и его интересам, а сюзерен разве что обещает не ущемлять вассала при реализации своих. Верность человеку (любому) - собачья добродетель.

Однако есть совсем другая вещь - "держать слово", "быть верным своему слову".

Ну а если без теории, то кто победит, тот и припишет себе все одобряемые добродетели. Если бы реставрация СССР удалась, то не было бы более "верных ленинцев" чем организаторы реставрации. Суверенитет штука сейчас неодобряемая, поэтому всякий чему-нибудь да служит, богу хотя бы. И естественно верен. Типа общепринятой корректности, чтобы рабам глаза не мозолить.




Свободу часто путают с независимостью. Меж тем есть философский консенсус по поводу понятия уже много веков: свобода как способность быть причиной самого себя. В этом смысле даже Бог не является независимым. Зависит, и еще как, от самого себя ранее.

Так вот, свободный человек очень даже может быть преисполнен долгов и обязательств. Вопрос, как они возникли. Если в основании было мое решение - дал слово, присягнул, подписал договор - все нормально, свободный человек. А если человечка отловили (с момента рождения или со временем) и поставили клеймо на лоб, чей ты будешь и кому должен - другое дело. Как-то так.

Про свободу и независимость понятно. Однако давать слово и подписывать договоры может лишь суверен. Настоящий человек.
А, фактически, это слишком высокая планка. Люди в большинстве автоматы, рабы привычек и устоявшихся реакций. Неспособные на основании чистой информации поменять свои реакции, только через "тело", через эмоции и прочая. Поэтому патриотизм и прочие "долги" всегда производят эмоциональной "возгонкой" а вовсе не убеждением. И даже если некто "даёт слово" и обещает вовсе не факт, что это свободный человек, а не робот которому придавили кнопки в нужном порядке. Там нельзя применить слово "предательство" и прочие разные слова, потому что того, кто решает там нет.

А немногие потенциально свободные и сами решат как им отнестись к "долгам".

Понятно, что роботы, но поскольку различение их от суверенов не формализуемо, и по всем понятиям, и по юридическим кодексам ответственность им лучше вменять. Судить как свободных всех тем, кому уж выданы права свободных. Это я к тому, что "долг" и "предательство" не пустые слова, просто многое испоганено бесчисленными разводками.

юзерен тоже приносил клятву своему вассалу защищать его, подтверждает его (вассала ) права и обещает соблюдать каойто установленій порядок взаимоотношений и табу

  • 1