Александр Силаев (metasilaev) wrote,
Александр Силаев
metasilaev

Category:

Казус долга

Часто можно встретить сочетания слов «долг перед родиной», «долг перед народом» и прочее. Задолжать, кажется, можно чему угодно, от родного города до родной партии или фирмы. Однако не оставляет чувство, что почти все, назначенные должниками такого рода - жертвы какого-то логического выверта.

Считается, что нет ничего очевиднее «измены Родине». Даже дети знают, что такое измена, и что надо карать изменника. Но пусть дети знают дальше, а мы чуть-чуть остановимся, подвесим вопрос. Начнем с того, нет такого существа, которое откликается на имя «Родина», с которым можно подписать очевидный контракт и далее очевидно его нарушить. Ведь измена – это нарушение договора, явно заключенного или, в худшем случае, подразумеваемого.

Поясним на примере. Вот если юноша дружит с девушкой организмами, и один из них начинает спать с кем-то третьим – это уже измена или еще нет? Не надо спешить, в задачке просто нет необходимых условий, чтобы вывести ответ. Может, измена, а может, и нет. Смотря как наши двое героев договорились. Если поклялись в верности навечно или на некий срок, то измена, особенно если при этом врут. А если у наших героев секс без обязательств, то и само слово «измена» смешно. Повторим: смотря как договорились. Как писал один философ: преступления нет до появления закона. В этом смысле, например, природа безгрешна.

Итак, нет закона – нет преступления, а возможность измены создается только фактом договора. В этом смысле самые простые, понятные и честные отношения, в которых фигурирует понятие долга, это отношения феодальные, по типу «вассал - сюзерен». Там сразу ясно, кто должен, кому, что именно и на каких условиях.

И с изменой все обстоит человечным образом. Кому должны, тот и решает: изменили ему или нет. Если вместо долга перед «государством» или «фирмой» прописать долг перед конкретным человеком, то все встает на честные места. Правильная присяга – юридический акт, когда одно физическое лицо приносит присягу другому физическому лицу. И то второе лицо решает, все ли нормально или надо «мочить предателя».

В Российской империи, кстати, офицеры присягали лично царю, что исключает всякую двойственность толкования. Не «интересам России», не «русскому народу», не «государству», а конкретному человеку, последний, кому присягали, был Николай Второй. И в случае с ним как раз бесспорно: генералы, давшие отмашку на арест Императора – подлинные предатели, можно отдельно обсуждать их мотивы, но самые благие резоны не отменяют факта предательства.

А вот в случае «предательства советской родины» все куда как менее однозначно. Было бы однозначно, если бы вся страна клялась в верности лично товарищу Генеральному Секретарю ЦК КПСС. Тут как товарищ Секретарь решит, так и есть.

Но нет такого субъекта, как «родина» или «советский народ», и нынешнего химерического «многонационального народа Российской Федерации» - тоже нет. Это такие штуки в сознании, конструкты, да простится ученое выражение. Долг прописывается перед рефлексивным конструктом, с тем же успехом можно присягать какой-нибудь Великой Лялямбде, если идея Лялямбды будет сочтена достаточно светлой. Но у теоретического конструкта есть практичные хранители, они и решают, где у нас долги и измены. А теперь вопрос, что это за хранители?

Если Лялямбда не живой человек, который может говорить за себя, а светлая идея, то ее трактовка всегда неоднозначна. Есть ли в стране хоть одна сила, считающая себя антинародной? Все за народ, но все настолько по-разному… Любой человек мог выйти с плакатом о том, что президент Российской Федерации Борис Ельцин – предатель родины. Мало ли. Демонстранту так показалось.

Но это случай безобидный по последствиям. А вот представим, что некто решает, будто интересы советского народа требуют его личного перехода на сторону США в «холодной войне». Вполне нормальная позиция для троцкиста после Второй Мировой. «Я считаю, что в интересах советских людей Советский Союз должен как можно раньше закончиться». – «А я считаю, что ты враг народа, и сейчас кончишься сам». По сути, два личных и частных мнения. Только за одним государственный аппарат, а за другим ничего. Понятно, чем кончится такая полемика в жизни: второй первого сошлет, посадит или шлепнет, по обстоятельствам. Но кто прав по истине, сказать невозможно – оба ссылаются на такую абстракцию, как «советский народ» и его «интерес», а абстракция где-то мерцает и голос не подает.

Вообще, есть способы, чтобы абстракцию как-то конкретизировать. Про то механизмы обратной связи: свобода слова, свобода собраний, выборы. Тогда государственный аппарат вроде как имеет лицензию. У чиновника тогда больше оснований говорить от лица народного, нежели у диссидента. «А за вашу партию только 2% населения, народ в массе за нас, а вы поэтому враг народа».

В отсутствии обратных связей все присяги и долги начинают носить сюрреальный характер. Человек не спрошен, но уже на что-то подписан. Вроде как незнакомый мужик хватает девицу, волочет ее в берлогу и говорит, что теперь у них начинается семейная жизнь. А если она пойдет налево или направо, то это измена.

Посмотрим на день сегодняшний. Вот говорят, например, что политик или чиновник что-то должен народу. Но давайте честно – он вообще с этим народом вступал в какие-то договорные отношения, или как? Он политик потому, что представляет интересы каких-то групп снизу, или потому, что назначен каким-то кланом сверху? Таким образом, политики делятся на две группы: порядочные – верные интересам сюзерена, непорядочные – предающие сюзерена.

Отношения с населением упираются в вопрос: как соотносится для политика ценность низовой поддержки и верхней протекции? Если первое сильно слабее второго, предмета договора власти и населения просто нет. Увы. Претензии должны вытекать из договора, и сложно предать того, с кем вообще не вступал в отношения.
Tags: ВК 2010
Subscribe

  • Ласки разума и наука экономика

    ------///------ Касательно гипотезы эффективного рынка. Были исследования, например, что большая часть роста S @ P 500 – это утренний…

  • Безумие умных, бесчестие честных

    ------///------ Я не знаю, хорошо «умное голосование» или плохо, но элемент безумия в нем не устраним. Положим, мне не нравится…

  • Пелевин тогда и сейчас

    ------///------ Касательно Пелевина, раннего и позднего. Мне ли одному кусок про котов в последнем «Трансгуманизме» напомнил его…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Ласки разума и наука экономика

    ------///------ Касательно гипотезы эффективного рынка. Были исследования, например, что большая часть роста S @ P 500 – это утренний…

  • Безумие умных, бесчестие честных

    ------///------ Я не знаю, хорошо «умное голосование» или плохо, но элемент безумия в нем не устраним. Положим, мне не нравится…

  • Пелевин тогда и сейчас

    ------///------ Касательно Пелевина, раннего и позднего. Мне ли одному кусок про котов в последнем «Трансгуманизме» напомнил его…