?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Жертвы и гарантии
metasilaev
Люди хотят, чтобы им гарантировали. Все, что можно. Любовь, дружбу, доходность по инвестициям. Сильно обижаются, когда это невозможно. Увы. Доходность, как правило, прямо пропорциональна риску, а чувства вообще не положишь под проценты на депозит.

Само же представление, что гарантии обязаны наличествовать – источник нехорошего, от мелких казусов до краха всей жизни. Лучше всего это видеть на примере сексуальных привязок и прочей нежной чувствительности, но начнем с более прозаичного в своей наглядности. С денег. Казалось бы, сильно разное, но сходство смысловых фигур видеть можно.

«Нищие молятся, молятся на… то, что их нищета гарантирована», - спел Бутусов в песенке 1986 года. Воистину так. Если взять последние двадцать лет, то хранение денег в сберегательной кассе, как привыкли честные советские граждане, вообще нельзя назвать инвестицией в актив. Это инвестиция в пассив. Строго терминологически, актив – то, что приносит прибыль на вложенное, пассив – то, что съедает вложенное в убытках. Хранение денег на депозите в «Сбербанке» и прочих не менее славных банках в хороший год выглядело примерно так: доходность по вкладу, например, 10% минус налог, то есть 9%, а инфляция 12%, то есть реально капитал тает со скоростью 3% в год. В плохой год могло быть так: 20% номинальной доходности по вкладу, при инфляции в 50%. Дело уже идет шустрее, деньги стекают в песок почти на глазах, скорость минус 30% годовых. Это очевидно, если подумать на тему хотя бы минуту, только подумать честно.

Также видно, что деньги можно хранить не только таким манером. Простейшее: как только в экономике инфляционного типа деньги отвязывают от золотого стандарта, золото не может не крыть инфляцию в долгосроке. Есть графики за двадцатый век. Там рисована судьба доллара, инвестированного в 1900 году в золото, акции, облигации и в самого себя. И график инфляции как базовый. График доллара лежит ниже, золото – выше, облигации – еще выше, акции – чудовищно выше. Касательно рубля, инвестированного, положим, в 1995 году, когда инвестировать уже было можно – те же самые пропорции в сильно раздутой форме. Что же мешает доброму гражданину инвестировать в актив, а не в пассив?

Закавыка в том, что родная сберкасса ему гарантирует. В конечном счете она ему гарантирует доходность минус 3% в обычной год, и минус 30% в плохой, но важен сам факт гарантии. «Точно знаю, что будет с моими деньгами». Золото никому ничего не гарантирует, может быть и минус 15% за год. А с акцией может быть минус 70%. Но это неважно там, где может быть и плюс 200%, а в долгосроке и в усреднении – математическое ожидание выигрыша на стороне нашего героя. Требуется только отказаться от мании гарантированности. И стоически терпеть неизбежную просадку, например, в 20% портфеля. Но именно на просадке откажут нервы. «Мне мое здоровье дороже», - крикнет сам себе внутренним голосом наш герой, изымет средства из «авантюры» и будет спокойно спать, твердо знаю, что деньги, хоть и тают, но зато с заранее известной скоростью.

Но это, по большому счету, лишь присказка. В делах, в конце концов, все же можно оперировать отношением «риск - доходность», ища себе оптимум. Подлинное безумие начинается в области, как ее называют, личной жизни. Можно назвать это неврозом депозита, если угодно.

Объятые душевной дрожью человеки настаивают, чтобы им гарантировали самое дорогое – «чувства» и «отношения», выдав что-то вроде банковского договора с печатью. «Приняли на ответственное хранение свои же нежные чувства к партнеру, обязуемся обналичить в любой момент по требованию в размере, не менее оговоренного».

Влюбленность не проект и не может быть следствием алгоритма, она даруется и дается. «Нам понимание дается, как нам дается благодать», и неравнодушие к другому человеку – благодать еще более редкая. Условия для понимания еще можно как-то создать, но попробуем вообразить такой абсурд, как «влюбиться усилием воли». Мол, если долго тужиться, все у нас получится. Но то, что не есть следствие нашего решения (а снизошедшая благодать уж точно не следствие решения, тут честнее веровать в Бога и судьбу, нежели в себя), не может быть продолжено с гарантией. Сегодня далось, завтра отнялось.

У человека разумного, честного и способного более-менее носить на плечах тяжесть мира - почти нет оснований требовать договора любовной верности, например. Разве что фетишизация секса, но это не очень разумно в 21 веке, сексуальная революция вроде бы покончила как раз с этим. Если Маша, лежа в постели Пети, будет думать сугубо о Васе, то такой ли бенефициар Петя – Машиных усилий по обузданию себя? Выключать желание усилием воли большинство смертных как-то еще не научились, и весь эффект от машиного подвига сведется не более чем к двойственности положения… Добра в мире точно не прибавляется.

Интереснее, а что все-таки можно требовать от партнера? И что человек может считать гарантированным в мире касательно самого себя? Гарантировать другим можно лишь, что лежит в поле твоего решения. Действия, а не намерения. Кинуть мусор мимо урны преступнее, чем хотеть пятилетних девочек или хотеть взорвать весь мир. За хотения пусть судит Бог, а перед людьми должно отвечать лишь за поведение. Если кому-то надоел друг, любимая более не любима, родители не радуют и дети не умиляют – здесь нет ни греха, ни вообще ответственности. Но можно гарантировать, к примеру, честность, не врать – это уже поведение. Соблюдение договоров, если это договор не про намерения, а про поступки. Можно гарантировать, что «в оговоренной ситуации Альфа будет реализован сценарий Бета».

А главное, что человек может себе гарантировать – самого себя. Какой Беты он будет держаться в ситуации Альфа. Если важны гарантии по депозиту, сложи туда свои правила. Будешь сам себе банк, и никто, кроме тебя, не устроит ему банкротство.
Tags:


  • 1
Ха. По моим наблюдениям половые отношения в массах это вообще почти открытая борьба. Т.е. это не близкие люди. Это в враги в странной игре с нулевой суммой. И вообще семейные отношения это такая вялотекущая вражда, обостряющаяся в момент дележа собственности или в момент "вылета птенца из гнезда". Я очень рано выучился ничего не говорить родственникам, потому как "всё что вы скажете _будет_ использовано против вас". Хотя бы как материал для проповеди о вашей никчемности. И.т.д.

А если серьёзно о том, что называют "любовь" или "настоящая дружба" так это для редких "настоящих" людей, умеющих не лгать для начала себе. И там возможны твёрдые слова. Но таких людей мало, и полагать по умолчанию это в каждом встречном - верх глупости.

Со всеми остальными - логика возможностей и обеспечение гарантий в виде залогов, заложников и взаимной опасности, делающих нарушение договора опасным для обоих сторон.

Всегда подозревал, что мне сравнительно везло на людей... Может, в силу того, что мне проще никак, чем так.

  • 1