?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Жертвы и гарантии
metasilaev
Люди хотят, чтобы им гарантировали. Все, что можно. Любовь, дружбу, доходность по инвестициям. Сильно обижаются, когда это невозможно. Увы. Доходность, как правило, прямо пропорциональна риску, а чувства вообще не положишь под проценты на депозит.

Само же представление, что гарантии обязаны наличествовать – источник нехорошего, от мелких казусов до краха всей жизни. Лучше всего это видеть на примере сексуальных привязок и прочей нежной чувствительности, но начнем с более прозаичного в своей наглядности. С денег. Казалось бы, сильно разное, но сходство смысловых фигур видеть можно.

«Нищие молятся, молятся на… то, что их нищета гарантирована», - спел Бутусов в песенке 1986 года. Воистину так. Если взять последние двадцать лет, то хранение денег в сберегательной кассе, как привыкли честные советские граждане, вообще нельзя назвать инвестицией в актив. Это инвестиция в пассив. Строго терминологически, актив – то, что приносит прибыль на вложенное, пассив – то, что съедает вложенное в убытках. Хранение денег на депозите в «Сбербанке» и прочих не менее славных банках в хороший год выглядело примерно так: доходность по вкладу, например, 10% минус налог, то есть 9%, а инфляция 12%, то есть реально капитал тает со скоростью 3% в год. В плохой год могло быть так: 20% номинальной доходности по вкладу, при инфляции в 50%. Дело уже идет шустрее, деньги стекают в песок почти на глазах, скорость минус 30% годовых. Это очевидно, если подумать на тему хотя бы минуту, только подумать честно.

Также видно, что деньги можно хранить не только таким манером. Простейшее: как только в экономике инфляционного типа деньги отвязывают от золотого стандарта, золото не может не крыть инфляцию в долгосроке. Есть графики за двадцатый век. Там рисована судьба доллара, инвестированного в 1900 году в золото, акции, облигации и в самого себя. И график инфляции как базовый. График доллара лежит ниже, золото – выше, облигации – еще выше, акции – чудовищно выше. Касательно рубля, инвестированного, положим, в 1995 году, когда инвестировать уже было можно – те же самые пропорции в сильно раздутой форме. Что же мешает доброму гражданину инвестировать в актив, а не в пассив?

Закавыка в том, что родная сберкасса ему гарантирует. В конечном счете она ему гарантирует доходность минус 3% в обычной год, и минус 30% в плохой, но важен сам факт гарантии. «Точно знаю, что будет с моими деньгами». Золото никому ничего не гарантирует, может быть и минус 15% за год. А с акцией может быть минус 70%. Но это неважно там, где может быть и плюс 200%, а в долгосроке и в усреднении – математическое ожидание выигрыша на стороне нашего героя. Требуется только отказаться от мании гарантированности. И стоически терпеть неизбежную просадку, например, в 20% портфеля. Но именно на просадке откажут нервы. «Мне мое здоровье дороже», - крикнет сам себе внутренним голосом наш герой, изымет средства из «авантюры» и будет спокойно спать, твердо знаю, что деньги, хоть и тают, но зато с заранее известной скоростью.

Но это, по большому счету, лишь присказка. В делах, в конце концов, все же можно оперировать отношением «риск - доходность», ища себе оптимум. Подлинное безумие начинается в области, как ее называют, личной жизни. Можно назвать это неврозом депозита, если угодно.

Объятые душевной дрожью человеки настаивают, чтобы им гарантировали самое дорогое – «чувства» и «отношения», выдав что-то вроде банковского договора с печатью. «Приняли на ответственное хранение свои же нежные чувства к партнеру, обязуемся обналичить в любой момент по требованию в размере, не менее оговоренного».

Влюбленность не проект и не может быть следствием алгоритма, она даруется и дается. «Нам понимание дается, как нам дается благодать», и неравнодушие к другому человеку – благодать еще более редкая. Условия для понимания еще можно как-то создать, но попробуем вообразить такой абсурд, как «влюбиться усилием воли». Мол, если долго тужиться, все у нас получится. Но то, что не есть следствие нашего решения (а снизошедшая благодать уж точно не следствие решения, тут честнее веровать в Бога и судьбу, нежели в себя), не может быть продолжено с гарантией. Сегодня далось, завтра отнялось.

У человека разумного, честного и способного более-менее носить на плечах тяжесть мира - почти нет оснований требовать договора любовной верности, например. Разве что фетишизация секса, но это не очень разумно в 21 веке, сексуальная революция вроде бы покончила как раз с этим. Если Маша, лежа в постели Пети, будет думать сугубо о Васе, то такой ли бенефициар Петя – Машиных усилий по обузданию себя? Выключать желание усилием воли большинство смертных как-то еще не научились, и весь эффект от машиного подвига сведется не более чем к двойственности положения… Добра в мире точно не прибавляется.

Интереснее, а что все-таки можно требовать от партнера? И что человек может считать гарантированным в мире касательно самого себя? Гарантировать другим можно лишь, что лежит в поле твоего решения. Действия, а не намерения. Кинуть мусор мимо урны преступнее, чем хотеть пятилетних девочек или хотеть взорвать весь мир. За хотения пусть судит Бог, а перед людьми должно отвечать лишь за поведение. Если кому-то надоел друг, любимая более не любима, родители не радуют и дети не умиляют – здесь нет ни греха, ни вообще ответственности. Но можно гарантировать, к примеру, честность, не врать – это уже поведение. Соблюдение договоров, если это договор не про намерения, а про поступки. Можно гарантировать, что «в оговоренной ситуации Альфа будет реализован сценарий Бета».

А главное, что человек может себе гарантировать – самого себя. Какой Беты он будет держаться в ситуации Альфа. Если важны гарантии по депозиту, сложи туда свои правила. Будешь сам себе банк, и никто, кроме тебя, не устроит ему банкротство.
Tags:


  • 1
вобще не понравилось. ни про экономику, ни про любовь писать вам не стоит. не ваше. не шарите))

Таких комментов больше не оставляйте. Не ваше. Не шарите. ))) Или будьте аргументированны. Вкусовые ощущения одного из 500 френдов меня мало интересуют.

главный аргумент в таком случае тот, что любовь по сути вечна, а та, которая заканчивается - не любовь.
второе про договора. они и есть гарантия и обязательны к исполнению, на чём и зиждется, кстати, само общественное устройство. если принять за факт, что можно любой договор похерить произвольно, то какой вобще смысл в совместном делопроизводстве? надеяться на русское авось?
да и экономика никак не эквивалентна человеческим отношениям вобще, а лишь некая проекция какой-то части социальных связей и лишь на весьма ограниченный экран. к тому же нынешняя экономическая модель явно ущербна и нездорова, так что по ней вряд ли стоит судить о всей реальности бытия и действующих социальных закономерностях. тем более в сфере личной, индивидуальной..
это так, сходу) а на слова мои прошу не обижаться, я не учёл вашего восприятия меня. всё-таки из ваших 500 френдов комментарии оставляют от силы 50..

> главный аргумент в таком случае тот, что любовь по сути вечна, а та, которая заканчивается - не любовь.
Ну это вообще не аргумент. Поскольку постфактический. Для самооправдания - пойдет, для всего остального - нет.
Не зря же сказано: "не клянись!"

"для самооправдания".. "не аргумент"..
вот уж, действительно, кому писать здесь в этом журнале не надо, так это вам..

ваше Мнение очень ценно, да-да.

твоё мне точно не интересно.

что-то не припоминаю, чтоб мы пили на брудершафт.
держите себя в руках.

  • 1