?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Грех гордыни
metasilaev
В гаданиях типа «что же будет с родиной и с нами?» есть разные индикаторы и критерии. Одни опережают другие. Так, «антропология» всегда предшествует «социологии». Странно спорить, есть кризис, или нет, если население, к примеру, уже сократится в 2 раза, а ВВП в 10 раз. Но если начинается, то не там.

Прежде чем что-то стряслось с Римской империей в плане денежного обращения, урожайности зерновых и динамики населения города Рима, там что-то стряслось с людьми. Что-то вроде ситуации «слишком много людей, способных на все, и слишком много людей, не способных ни к чему». Слишком раскованных для принесения вреда ближнему, слишком мало умелых для принесения пользы. Пролетарии в самом первом смысле этого слова, хотевшие от мира хлеба и зрелищ, и мало что хотевшие от себя. Но есть еще более тонкая штука. В обществе еще не критическая масса преступников и бездельников, но вот это самая тонкая штука, разлитая в воздухе, делает наступление их времен лишь вопросом времени.

Можно учено назвать это «удержанием в сознании модальности идеального». В общей машинке прогресса, если у нас наблюдается какой-то прогресс, это то топливо, на котором она едет. Можно посмотреть, сколько в бензобаке социума осталась именно вот этого топлива – и сказать, сколько еще машинка протянет в гору. Если значение стремится к нулю – социальная машинка тормознет и откатится. Не спасут ни «технологии», ни «институты», ни «культурное наследие» (если понимать под ним не состояние душ здесь и сейчас, а некую сумму музейности).

Технологии и техники, как известно, амбивалентны, будь то приспособление «топор» или «расщепление атомного ядра». Институты – а что институты? Конституция, например, или внутри людей, или это пропагандистский листик, проходящий по ведомству пиара, и не более. Будут ли жить по законам, зависит не только от писаных законов. Такой институт как «образование» - это не набор методичек, учебных программ, кирпичных зданий и должностных позиций. Нет, программ и зданий тоже. Но попробуйте, например, вылечить человека, ненавидящего лечиться, или выучить ненавидящего учиться. Также и успех любых «экономических реформ» упирается, в конечном счете, в людей. Хотят или не хотят. Потянут или не потянут.

Так вот, «удержание идеального». Как слабый вообще может стать сильнее, глупый – умнее, и так далее? Для начала осознать, как есть. Пойти на некоторую боль и сказать себе, а такое без боли не говорится: я все еще слаб, глуп, грешен, здравствуйте, это я. Извините, люди добрые. Самому противно. И без этого толчка в горку не поедет.

Так, например, чтобы стать взрослым, у человека как минимум, должна быть одна ценность и одна констатация. Констатация того, что «я еще ребенок» и ценность «взрослости». И пока не выполнены некие условия А, Б, В – ребенок, все еще ребенок. Должна быть независимость экономическая, экзистенциальная, много чего еще. Чтобы они случились, должна быть ценность «взросления» и рефлексия того, что это. Без этого не повзрослеют, а всего лишь состарятся и умрут.

Развитие, будь то развитие единичного человечка или социума, держится благодаря зазору, дельте. Между образом «идеального» и отдачей себе отчета в «действительном». Можно добавить и третью точку, тогда получится треугольник: должное, возможное и действительное. Кем должно быть, кем можно быть и кто сейчас есть. Разлом треугольника в общественном сознании означает невозможность дальнейшего развития. Разлом его в сознании отдельного Васи Пупкина означает, скорее всего, конец его подлинно человеческого существования.

Ведь зачем вообще «идеал»? Ничто идеальное на земле все равно не воплотится, будь то идеальное государство, идеальный учитель, идеальный полицейский. Можно сказать так, говорил уже, повторюсь: идеальное не бывает живым, а живое идеальным, но идеальное нужно человеческому живому, чтобы оставаться человеческим. Как-то вот так. Своего рода закон социальной жизни. Стремясь к невозможному, можно быть хоть кем-то. Образ святого нужен в культуре, чтобы не скатиться совсем уж в подонки. Нет людей, которые бы могли сказать «здравствуйте, я сверхчеловек». Это или страшно, или смешно – если бы так представились. Но образ «сверхчеловека» работает тем, чтобы, медитируя на него, не скатится в недочеловеки, последнее же – всегда запросто.

И вот такое ощущение, что именно здесь и хрустнуло, в нашем метафизическом треугольнике. Слово «метафизический» вполне уместно, дословный перевод – «после физики». Что есть какие-то измерения, помимо действительности. Измерение должного. Измерение возможного.

Есть разница, как именно грешат. Разница между «ну замочил и замочил, мать его, козла потного» и «жизнь моя пропащая, помилуй, Господи». Человек ведет себя равно плохо, но есть ли измерение, в котором вообще уместно употребление слова «плохой»?

Ресурсам Модерна были не папуасы, а человечество, воспитанное в христианстве. С этими людьми получились промышленная революция, капитализм, национальное государство. На субстрате папуасов – не вышло бы. Какое-то развитие шло, но дельта, увы, сокращалась. Христианин должен быть хорошим, потому что должен, и все. Советский человек должен быть хорошим, потому что это в рамках построения коммунизма. Формулировка явно слабее.

И под гуманизмом ведь можно понимать сильно разное. Вплоть до общества, собранного вокруг греха гордыни. Если человек считается по натуре хорош, то на черта ему идеальное и трансцендентное? Если «человек хорош по природе», «у каждого свое мнение», «нет греха», «все равны» - это исчерпание того бензобака, на котором шло развитие. Схлопывание зазора между идеальным и действительным означает конечную остановку. Модерн, начав с апологии «природного человека», закономерно уперся в Постмодерн, где вообще нет деления на добро и зло. Отсюда и ощущение, что приехали.
Tags:


  • 1
Хочу добавить что эти установки (хороший/плохой) - закладываются в раннем детстве. Дитятко у которого родители принимают все поступки обычно испытывает шок когда выходит в общество где какие-то поступки не приемлемы. Очень хорошо наблюдали в натуре разницу в подходах к воспитанию в прошлом году когда детки в садик пошли...

Ну, "хорош по природе" и "хорош на деле" - все-таки вещи разные.

я бы добавил еще к греху гордыни сладостастие, как поддерживающий его антипод. И еще по поводу христианства, как того двигателя, или бензина, на котором построилось наше общество, его база... Мне очень выделилась и запомнилась одна фраза Рокфеллера: "Пока в мире будут язычники - ими очень легко будет управлять..." Сребролюбие, сластолюбие, властолюбие. Никакого саморазвития, рабство внутреннее, схлопывание противоположностей (с того же треугольника) - и все. Общество рабов. Приехали.

Я опять с историческим уточнением. Изначально пролетарии, это те, кто мог предложит Республике только своих детей (proles). Это уже позднее Граждане Рима требовали от властей хлеба и зрелищ.
А мысль о двигателе очень хороша. Самое галвное для социума, насколько распространено такое представление - о разнице между тобой и идеалом. Отдельные инидивиды погоды не сделают.
И насчёт христианской природы европейского усиления можно поспорить. Описанная Вами разбежка (текущее-возможное-идеал) может задавать разные векторы движения. Христианская направляла человека в монастырь, на путь ведущий к Богу. Треугольник Возрождения и Нового времени направлял человека к достижениям в науке, искусстве, политике, военном деле и т.д. Думается, что не только в христианстве дело.

Как это нет деления на добро и зло? Зло кодифицировано и переписано в соответствующие диспозитивы права. Любые спорные вопросы в распознавании зла разьясняет суд.

А право лишь прописано или работает? Вот сценка, рассказанная одним знакомым: на крылечке магазина курит и плюется под ноги мужик. Женщина лет 50-60 делает ему замечание. Он бьет ее ногой в живот. Рядом милицейская машина стоит! Выходят два мента, женщину поднимают, мужика заводят за угол, дают зуботычину, и... отпускают. Видимо, план у них выполнен, и лишний гемор с задержанием не нужен. И где у нас в этой ситуации диспозитив права?

Ладно, это экстремальный случай, обычно людей избивают все же не на виду у милиции. Но! Оклеветать или послать на хуй невинного человека можно практически безнаказанно, избить - безнаказанно с вероятностью более 50%. Ну если бы за первый-второй доебон до случайного человека наказывали, гопоты бы просто не было как явления, верно? Есть специальные места, где можно безнаказанно воровать, и т.д.

Наконец, само "право" в РФ устроено специфично. Доступ к нему различен у разных страт общества, начнем с этого. И вообще закон выстроен так, что в конфликте виновен не столько тот, кто первый начал, сколь тот, кто понес меньший ущерб (вопрос самоообороны), и вообще закон излишнее милостив к хулиганам, и излишне жесток к наркоманам, сексуальным девиантам, "экстремистам"... Зло есть то, что государству мешает пасти рабочую силу (ну или нерабочую слабость, главное, пасти).

У меня вот несколько иное понимание зла.



Я согласна, что право любой страны коррелирует с задачами государства. Но в Вашем посте речь не шла о России, соответственно примеры, приведенные Вами сейчас непригодны для того, чтобы снизить значение права, как кодификатора зла в целом. То, что в Росси санкции плохо работают не снижает значения в борьбе со злом правовых систем вообще.
Все-таки они работают худо-бедно. А кроме правовых институтов в качестве регуляторов человеческой деятельности не работает уже вообще ничего. Ну может быть религия.

Россия просто впереди планеты всей ухнула в Постмодерн, как некогда она взяла на себя кафкианскую сторону Модерна в 20 веке. По нам это просто лучше видно. В частности, видно то, что реальность... так скажем, перестает описываться в терминах добра и зла. Внутренний центр тяжести пропадает, норма жизни по понятиям, хоть каким-то. А без них вся Конституция - пиар-бумажка. Но это во всем мире пропадает, и все там будут.

Одного зазора недостаточно. Нужна ещё и практика преодоления, методы. А с ними совсем всё плохо.

Соглашусь с "треугольником" и не соглашусь со всем остальным.
Во-первых, бензин европейской культуры в целом и христианства в частности - кончился (а какой не кончился, тот "протух" - вода да ржавчина). И естественно в первую очередь он закончился на периферии этой цивилизации - в России в частности. Да прошлый этап развития "ехал" на христианстве и это создает иллюзию тождества "бензина" и христианства. Но он уже полвека никуда не едет (а только катится под гору). И ловить там IMHO, нечего.
Во-вторых, утверждение про отсутствие "бензина" у папуасов - не верно. У них тоже есть свой "треугольник" и свой "идеальный человек". Причем стремление к этому идеалу куда "чище" без европейского двоемыслия (когда девушки вещают в блогах в духе христианских ценностей и при этом мечтают выйти замуж за олигарха).
В-третьих, если посмотреть не на папуасов (потенциал культуры которых пока не задействован), а на Юго-Восточную Азию, то она "едет", причем куда шустрее Европы. И без всяких христианских ценностей.

(Deleted comment)
Дак чего вам пожелать, сужения дельты или расширения?
Может так: новых концепций идеального и возможностей в его достижении))

С днем рождения.И всего-всего-всего.

  • 1