Александр Силаев (metasilaev) wrote,
Александр Силаев
metasilaev

Categories:

Ставка на понижение

Выиграть (во что угодно, у кого угодно) можно двумя сильно разными способами. Можно оказаться сильнее соперника. А можно ослабить соперника, после чего оказаться сильнее. Второй путь кажется сложнее и вычурнее, но… именно им идет большинство. Неплохо так идет, с песней.

Жил-был француз Жиль Делез. И писал он как-то комменты к Фридриху Ницше. Речь шла о дефиниции такой штуки, как нигилизм. Кто такие – нигилисты? И Делез дает одно из возможных определений: это слабые люди, побеждающие тем, что научились отнимать у другого силу. Например, за счет того, что их больше.

Ну, например, может ли семиклассник (или человек с разумением семиклассника) выиграть диспут у классического немецкого профессора 19 века? Запросто. Правда, это будет не вполне диспут, ибо классический диспут – это жесткие правила, это почти столь же строго, как правила шахмат. Фигуры ходят по правилам, ходы записываются. Можно, конечно, разыграть дебют Остапа Бендера, с тырением ладьи у соперника. Но как мы помним, для Бендера его ноу-хау завершилось плохо. Шахматисты люди интеллигентные, но «за это бьют в морду», и если бы Бендер бегал чуть медленнее, за ладью бы пришлось платить. В любом случае, второй раз эти люди играть с ним не сядут.

Также и диспут. Там нельзя воровать фигуры и перехаживать. Нельзя не предъявить своего суждения, нельзя не ответить на вопрос, нельзя перейти на личности, много чего нельзя. Шахматный конь, как известно, ходит исключительно «буквой гэ», а не куда креативная душа пожелает. И вот в таком разговоре очень видно, кто классический профессор, а кто семиклассник. Последний, однако, начинает побеждать по мере разрушения пространства дискуссии. Как в анекдоте: «он меня цитатой, а его ссылкой! – а на что ссылкой-то? – а на Колыму!». Классическая полемика обретает черты «срача в комментах», и это уже территория семиклассника.

То есть дурак побеждает умного тем, что умному запрещают быть умным. Или не прямо запрещают, а просто быть умным не имеет смысла. Ну не важно, кто более образованный, если в споре решают голосовые связки (административный ресурс, число сторонников, умение связывать матерные слова, и т.д.). У человека была некая сила, ум, образованность. Но никакая сила не работает в любом пространстве. Сила работает в своем поле. Нет поля – нет силы.

Даже так называемая «грубая физическая сила». Можно легко сделать, чтобы не работала: «сначала люди делились на сильных и слабых, а потом пришел полковник Кольт и все испортил». Впрочем, ковбои с кольтами тоже делятся на сильных и слабых. Можно ведь дойти до конца, и создать такой социальный порядок, при котором и такая бесспорная добродетель, как сила, банальное умение драться – сыграет в минус. Запретить честные поединки один на один. Репрессировать всех, замеченных в таких поединках. Вопросы решать исключительно стуком по инстанции, после чего мочить человека кодлой, а лучше всей мощью государственной машины. Всех сильных считать потенциальными хулиганами. Всех, кто изучал каратэ, считать врагами СССР.

Ну а сила воли-то, а? Как ее пресловутую, отменить? А также. Создать условия, что котором любая бескомпромиссность в поведении ведет к тому, что человек, на выбор: а). эмигрирует, б). садится в тюрьму, в). выпадает в маргиналию. Слоган успеха «умру, но будь по моему» сменяется на «жрать дерьмо и не вякать».

Что нельзя отменить-то? Может быть, физическую привлекательность – способность вызывать сексуальное желание? Запросто. Красивые женщины, как твердо знали в 16 веке в Германии – ведьмы. Красивых пожгли к радости и довольству мымр.

Что уж тут говорить о таких факультативных штуках, как «хорошие манеры», «хороший вкус», «воспитанность». Все знают, что это дворянские (буржуазные, интеллигентские) несчастные предрассудки.

Если мы посмотрим на мировую политику, то в какой-то момент история загнулась в сторону того, что мы описали – глобальной игры на понижение. СССР в конечном счете слили его элиты. Из кризиса 1980-х годов можно было выходить по-разному. Там прекратился экономический рост. Можно было делать ставку на новые технологии, новые производства, как-то делать ставку на образование и науку, в Союзе они стояли неплохо. Но… чины КПСС, КГБ, ВЛКСМ не видели себя в таком мире, пришлось бы делиться властью с учеными, инженерами, гуманитарными технологами и прочими головастиками. А в Латинской Америке они себя видели. Развитие отменяло элитный слой, и элитный слой, проявив отменное классовое чутье, отменил развитие. Вместо ставки на новые активы слили экономические пассивы: соцлагерь, Среднюю Азию, ВПК. Остался кусок Советского Союза, четко заточенный на генерацию экспортной прибыли и ее попил: так возникло государство Российская Федерация.

Ну а глобализация? Запад искренне не знает, куда ему развиваться, но знает, что должен сохранить мировое лидерство. Китай и Индия знают, куда развиваться. Не потому, что такие умные, а потому, что такие отсталые. Развиваться надо туда, где сейчас Запад. А тот сохраняет позиции. Но не развивается. Что ему остается делать? Если ты не можешь бежать быстрее, а соперник может, надо ему… чего-нибудь подсыпать, наверное. Ну и главная коллизия сводима к тому, чего, кому и в каких дозах подсыпят.

И так почти в любой сфере. Ставка на рецессию и редукцию, на «подсыпать». Если университетское образование, как его понимали в 19 веке, станет массовым, мировой элите пришлось бы быть какими-то сверхлюдьми. Для удержания конкурентного преимущества. Но проще, конечно, чтоб сдох «университет» как явление. А словом таким стали бы называть ремесленные училища с пониженной дисциплиной. Народные массы только обрадуются.

В том-то и беда, что, как писал Пелевин, «если заговор против России существует, в нем участвует большая часть населения страны». Игра на понижение не стратегия отдельных негодяев. Это стратегия большинства. Способ не развиваться.
Tags: ВК 2009
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments