?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Низкие жанры
metasilaev
Как-то случайно подумалось одно из определений попсы. Будь то песенка, кино, книжка. Общим во всех попсовых сюжетах будет один простой постулат: с обыкновенными людьми могут происходить необыкновенные вещи.

Жили–были… ну положим, домохозяйка, или простой рабочий паренек, или офисный сиделец. И вот приходит час Х. Когда страна прикажет быть героем, у нас героем может быть любой. Домохозяйка, вот только доварит свой гороховый суп, распутает убийство, например, замминистра. Народный паренек, не вынимая цигарку изо рта, в одиночку справится с оккупантами. Планктон обретет тайную мощь и с парой кентов и одной блондинкой спасет человечество от космической тьмы.

Все это, конечно, одна большая наваристая неправда. Исключения подтверждают правило, а правило немудреное: внешнее тяготеет к тому, чтобы выстроится соответственно внутреннему, образно выражаясь, «мир стоит по уровню наших душ», писал, кажется, Марсель Пруст. Кто ты есть, то с тобой и будет. Ну то есть с обыкновенными людьми будут происходить только обыкновенные истории, с дураками, например, будут происходит истории дурацкие, с трусами – трусливые, со скучными людьми – истории скучные.

Великое чудо, что люди иногда могут меняться, выпрыгивая за пределы самих себя. Такую штуку иногда называют транцендентацией. Но тут надо не путать: обыкновенный человек не становится при том героем необыкновенной истории, он перестает быть обыкновенным, и уж тогда… Это, кстати, очень высокие жанры: показать, как из обычного человека получается необычный.

Попса, как сказано, стоит на другом. Меняться не надо. Кто ты есть, то и ладно. Судьба тебе подмигнет, и все случится. Ну или так: если долго мучиться, все у нас получится. Причем мучиться ты будешь, занимаясь чем-то плохим и неинтересным, а случится с тобой хорошее и интересное. Ну вроде как «она его за муки полюбила». Часто ли по жизни кто-то кого-то любит за его муки, вопрос риторический, но мелким бытовым мученикам от сохи и монитора версия должна быть приятна.

Ну а если судьба таки не подмигнет, утешение состоит в следующем: веришь, что таким вообще иногда подмигивают. Не тебе лично, но таким, как ты. Надо лишь, чтобы на
тебя уронили взгляд… Тайные ордена, правящие миром, обязательно рекрутируются из таких, как ты.

По сути, это утешение. Дурак должен быть утешен в своем дурачестве, лох – в своем лохачестве. Наркотик, сообщающий чувство собственного достоинства всем встречным и поперечным. «Как старушки Рим спасли», «как пацаны тирана свергали», «как дядя Петя и пионер Вася Альфа Центавру уделали».

Искусство-то будит. Сообщая людям, ко всему прочему, чувство их слабости, ограниченности, несовершенства. Дурак, ужаснувшийся дурачизму, уже почти умный. Заурядность, мучимая заурядностью, незаурядна. Попса же несет благую весть: великих нет. Все такие как мы, ребята, просто иным везет. Расслабьтесь.

Тут интересны приключения таких понятий, как герой и сверхчеловек. Вот было дело: в 2000 году громко, на весь национальный эфир, затонула подлодка «Курск», и всех мертвых объявили героями.

В Древней Греции, где в культуре возникло это понятие, таким героям сильно бы удивились. Там герой – это кто? Вставший против рока, выпавший из социальных порядков. За обычных людей все решено порядком. За тебя написаны твоя роль, судя по твоей «анкете», и неважно, раб ты или царь. Правильные рабы делают эдак, а правильные цари делают так. А герой – это такой парень, который не по «анкете». Как туда попасть? Например, долг велит тебе одно, а страсть другое. Или еще лучше, два разных долга. Когда у самурая сталкивались два долга, он вынимал нож и делал себе сэппуку, чтобы долго не мучиться. А древние греки на том же материале создали жанр «трагедии» и типаж «героя». Герой – это всего прежде Решение. Нельзя сказать, правильное или нет. Он потому и герой, что правил-то больше нет, роль не катит. Приходится самому. Делать что-то впервые.

Ну или вот «Гамлет». Что там, собственно, трагическое? Если бы он замочил всех сразу, был бы боевик, все. А главное это момент недеяния, выпадения из социума, «быть или не быть». Вроде бы человек ничего не делает. С ним делается. Герои обычно погибают, но не все погибшие, простите, герои. Тут важно, было решение, или «оно само». Возвращаясь к подлодке – все погибшие там не более героичны, чем жертвы, например, Чикатило. Их жалко. И все.

Или вот «супермен». Когда Ницше ввел в гостиную культуры своего «юберменша», ему не могло привидеться, кто будет юмерменшить в 20 веке. Сначала люди, набранные по принципу двухметровости, белокурости, патриотичности и анкеты. Далее было демократическое разумение о сверхчеловеке как о физически развитой крупной обезьяне мужского пола, которая бегает, прыгает, молотит конечностями. Вообще-то человек главнее шимпанзе, хотя та прыгает шибче. В некоем роде человек главнее потому, что он лишний раз не прыгает. Тогда и супермен – шаг назад.

Но пипл хавает именно таких героев и суперменов. Они ближе. Самая большая пропасть – ментальная. Она же самая страшная. Внутренний мир Сороса или Эйнштейна непредставим, и это реально дистанция. Обезьяна-супермен тоже далека от человека, много его сильнее, ловчее, но понятна, «если бы я занимался спортом, я бы тоже». А что делать, чтобы быть Соросом? Он кто вообще? Именно в силу того пиплу и подают обезьяну с попкорном, что она успешнее переваривается.

Если низкие жанры – это необыкновенные деяния обыкновенных людей, то высокое это что? А ровно наоборот. Обыкновенная жизнь необыкновенных людей. Биография, автобиография, переписка. При условии, что там хоть немного по правде.
Tags:

  • 1
Некоторая недооценка спорта присутствует. "Я бы тоже" в _большинстве_ случаев самообман, и касательно спорта тоже. Что до необыкновенных людей, то описания их повседневности ничего не добавляют к их пониманию.

Желать же "величия" - путь в никуда, в "небыдло" по определению лурка. Если что и вычитывается из биографий и пр. - так это самозабвенный упор "великих" в одну точку, причём в "свою", обеспеченную в высшей степени "личным интересом". Грубо говоря "великий" это тот, кто делает то что желает, и всё время своё этому желанию посвящает. А "масштаб", "величие" и пр. это вторичная рефлексия тех, кто так не умеет.

Одна, но пламенная страсть, ага...

Фильм "Король говорит" оч интересен в этом контексте.
Мне понравился http://veravitte.livejournal.com/112926.html
рекомендую

Все верно и абсолютно точно!

ну, исключительно биографии - это для героиновых наркоманов
хорошо когда что-то придумано.

Быдло получило доступ к культуре, чо.

  • 1