?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Скромное дело власти
metasilaev
Большинство населения полагает, что «власть» - сама себе и бог, и царь, и герой. Куда хочет, туда и рулит. «Она же власть». А вот методолог Петр Щедровицкий некогда шокировал аудиторию, ответом на вопрос, что может и чего не может формальный лидер в организации…

Очень мало что может, на самом деле. Конкретно Щедровицкого тогда спросили, что если лидер хочет быстрых и судьбоносных изменений – насколько это от него зависит? «Процентов на 5-10», был ответ. Все остальное – вопрос к инерциям и потенциям системы.

Сначала позволим себе легкий академический экскурс. Совсем чуть-чуть. Как у нас определяют власть словари политологии, отличая ее, скажем, от таких вещей, как «сила» и «влияние»? Ну самое простое – формула Макса Вебера. Способность добиться от других людей неких действий, независимо от того, хотят другие или не очень. Есть такая способность – есть власть.

Властного парня должно отличать от парня просто влиятельного. У известного писателя или ученого может быть так называемый «символический капитал». Выходит, к примеру, Солженицын или Пелевин, и говорят: цыц, ребята. И дальше чего-то про жизнь, как ее истинно разуметь и что по этому разумению делать. И несколько тысяч человек говорят себе: блин. И начинают думать и жить по иному. От сдвига религиозного до конкретного, за кого на выборах голосовать. Если бы такое вмешательство в сознание захотел учудить какой-нибудь олигарх, ему мало просто сказать. Ему пришлось бы нести мешок с деньгами, нанимать пиарщиков, строить кампанию.

Но у нашего Солженицына именно что влияние, а не власть. Он может именно уговорить и соблазнить. Его потенциал, как потенциал любого известного человека, от Нобелевского лауреата до, прости боже, Димы Билана – именно что потенциал к соблазнению. Сколько человек тебя знают, в каком качестве ты для них, насколько они тебе верят. Потенциал власти – скорее потенциал к изнасилованию. Неважно, нравишься ты или нет. Будет, как ты сказал, независимо от вкусов и предпочтений народных масс. В пределах, правда, твоих полномочий.

Должно также не путать «силу» и «власть». Грабитель на улице тоже может подойти к человеку, вынуть ножик и, скорее всего, ему подчинятся. Но это взаимодействие двух людей. Власть – когда первый человек может влиять на второго, используя третьего. «Прошка, возьми плеть и выпори Антошку на конюшне». Где-то так. То есть у уличного хулигана – всего лишь сила, но у дона мафии – уже власть. Ибо у него «Прошки», которым всегда можно препоручить «Антошек». Точно такие же «Прошки», только в большем количестве, у генералов и президентов.

Казалось бы, есть власть – ну так бери и насилуй. Ан нет. По мере возрастания власти степени свободы отнюдь не возрастают… Ну простой примеру: студент более свободен распоряжаться своим временем, нежели губернатор. У губернатора – день расписан, причем половина там чистый протокол, который не он придумал. Но хочешь не хочешь, протокол обязывает.

Метафора примерно такая: капитан в капитанской рубке. Все на корабле ему, казалось бы, подчиняются. И народы, глядя на первое лицо в государстве (в регионе, городе, фирме) обычно думают, что вот – Суверен. Куда хочет, туда руль крутит. Благословляют его, проклинают, дают на кухне советы, куда там плыть. А максимум, что он может – крутануть руль градусов на десять, и все. Крутанет руль на пятнадцать градусов – над головой сгустятся тучи. Крутанет на двадцать – ему намекнут, что он того… это самое… маху дал. Крутанет на тридцать – выбросят к акулам за борт, и новый капитан станет капитанить без выкрутасов.

Проще курс не менять, двигаясь по инерции, и только огибая очевидные рифы. Но он же – первое лицо? Конечно. Пока корабль в открытом море, даже владелец судна обязан подчинятся распоряжениям капитана. Но некая компания все-таки владеет судном, и дала инструкции на берегу. Пассажиры купили билеты, желая плыть в определенную точку. Возможности команды не безграничны, и если бы Америка была дальше на неделю пути – Колумба, возможно, убили бы его же матросы. Мимо плывут другие суда, ограничивая маневр. В какие-то воды лучше не заплывать. В итоге капитан гоняет всех от юнги до боцмана, сияет лицом. Но даже если это вольная пиратская шхуна, не ему одному решать, что у нас за порт назначения.

В свое время классики, Гегель и Маркс, дали понятие «отчуждения». Оно про все, включая неживую природу. Если применительно к социальной жизни, то это ситуация, когда не люди устанавливают отношения, а скорее отношения устанавливают людей. Как оно так? Добрейшему человеку досталась ячейка «рабовладелец» в социальной матрице. Он бы и рад со своими рабами чай пить да хороводы водить, но на первом чаепитии ему и хана: от братьев-рабов, коллег-рабовладельцев и всего общественного порядка. Приходится отыгрывать типового плантатора, сечь людишек, морить, и жить они будут, как полагается в здешних широтах, 3-4 года. Рулит матрица, а не характер и убеждения.

Или выпало человеку быть «монархом» традиционного общества. Так это отсюда кажется, что Франция принадлежит королю, а на самом деле – король принадлежит Франции. Только попробуй править иначе, чем правили твои предки. Посвоевольничай, монарх абсолютный. Отмени обычай, поэкспериментируй с религией, сочини себе прикольную «субкультурку». Это сейчас любому школьнику можно, а монарха за такие фокусы быстро удавят.

Традиций сейчас особых нет, стало ли полегче? А много чего другого есть. Сотни гласных и негласных договоров. Заведенный протокол. Ограниченность ресурсов, прежде всего потенций твоей команды. Царь может и не любить коррупцию, но если 90% бояр коррупционеры, кем бороться-то с ней? Огромная инерция всей системы. Косность населения. Марксисты добавят – тип производительных сил и производственных отношений.

От властей странно требовать невозможного. Можно даже и посочувствовать.
Tags:


  • 1
>И народы, глядя на первое лицо в государстве (в регионе, городе, фирме) обычно думают, что вот – Суверен. Куда хочет, туда руль крутит.

Также популярна идея о "настоящих хозяевах", которые где-то в тайной комнате указывают номинальному монарху.

Аналогия с кораблем это и предполагает. :)

Но и у них воронка выбора достаточно узкая.

Re: Вот вам еще кое-что про власть

ага, спасибо

Сталинанавас.нет

Поэтому властители спокойненько устраивают свои личные дела...

интересно, а как в это вписываются цари-реформаторы типа Петра?

Согласен...
"Короля играет свита..."
Думаю в 90% результата всех негативных событий львиную долю имеет человеческая глупость, та самая и единственная "черная сторона" (как говорил классик). Конечно "закулиса" может и мнит себя таковой, но по-факту (и это радует) мир СЛИШКОМ многополярен, чтобы его можно было просчитать и проконтролировать (любителям Талмуда никогда не достичь желаемой сифири:)...

Спасибо за все Человеческим СЕРДЦАМ!

Именно по причине какой-то безмерной человеческой глупости я и склоняюсь, кстати говоря, к "закулисе". Если ЭТО не модерировать еще и негласными методами, все вообще накроется медным тазом. Из ограниченности ресурса формальных властей выводится, кстати, необходимость дополнения неформальными методами. Мафии в мире больше, чем кажется тем, кто смотрит про нее сериалы. И их весьма удивило бы, что грани между тем, что "нормально", и этой "мафией" практически нет.


Весьма фаталистичный текст у вас получился и в этом, по-моему, вы не правы. Кажется Форд сказал, что если бы он спрашил у народа что ему нужно, народ бы заказал более быстрых лошадей. Ваш властитель - такой вот удовлетворитель желаний окружения, дающий ему то, что оно жаждет. Он не Форд. Он не инноватор, он течёт по течению. Конечно, не каждый может быть Фордом, но из этого не следует, что Форды вообще невозможны (на что вы неявно намекаете).

Если говорить о гномах, то ваш текст наводит на мысль, что у Пу не было других путей кроме нынешнего блядства. Но это не верно. Просто у него слишком традиционное мышление, которое не позволило ему эти нетрадиционные пути увидеть. Он поплыл по течению, выбирая совершенно традиционные, проверенны-испытанные решения, которые ведут в ад.

Если конкретней, то он слишком желал таких нормальных для правителя вещей как стабильность, управляемость, предсказуемость, контроль, устойчивасть своей власти. Поэтому, например, он подавил всё что этому мешает. Теперь представим, что он не боится перемен, не боится потерять контроль, не держится за свою власть. Тогда, например, против инертного и склонного к коррупции госаппарата он мог бы использовать мощь олигархов. Олигархи увеличили бы свою власть. Скорее всего появились бы мощные олигархические ФПГ - вроде японских дзайбацу или корейских чеболей. Эти ФПГ приручили бы оппозиционных политиков, купили бы депутатов и СМИ. Это плохо? Нет, это было бы плохо, не конкурируй эти ФПГ между собой, а поскольку десяток ФПГ конкурируют - то всё постепенно налаживается, потому что ФПГ вынуждены заботиться о своей репутации и о привлечении на свою сторону влиятельных людей и частных бизнесов. Но в этой ситуации сильно бы упала власть президента и правительства (что замечательно на мой вкус и ужасно на вкус гномов).


Может, и фаталистичный, но не пессимистичный. Если бы общество было таково, что любое решение власти входило в него, как нож в масло, и резало, как хотело, то было бы много ближе к антиутопии, чем сейчас. Мамардашвили как-то цитировал Бердяева, который цитировал киевского генерал-губернатора, кажется. Юного марксиста Бердяева забрали в участок за какую-то смешную бучу, и чиновник пришел читать задержанным мальчикам из хороших семей лекцию. Ключевая фраза там: "вы думаете, что общество это что-то рационалистическое, а это что-то органическое". И не переводится любым достаточно умным и достаточно властным решением в лучшее состояние, по образцу конструктора. Там и слава богу же...



Я сейчас расплачусь! Бедная наша власть, несчастные цари! Они так не любят коррупцию и любят нас, людишек! Бояре сволочи!

Что-то 1905 годом попахивает, а? Берем хоругви и идем к батюшкам-царям на бояр жаловаться? А в ответ?

Подумайте, прежде чем написать. Вы же этой репликой не со мной общаетесь, а чем-то в собственно

(Deleted comment)
Народ отличен от своих бояр главным образом меньшей компетентностью и групповой солидарностью, а вовсе не повышенной честностью. Трагедия не в том, что злой царь опирается на боярство, а в том, что ему, скорее всего, больше вообще не на кого опереться. Лучше уж на гнилую деревяшку, чем на кисель.

любых 90% бояр коррупционеров можно прижать, если опираться на народную поддержку - как это сделали в России - Иван IV, Петр I, Сталин
не говоря о других странах, последний пример мирной победы на коррупцией - Гонконг

  • 1