?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Нация по понятиям
metasilaev
Что имеют ввиду, когда говорят, что в России – провален проект по созданию нации? Можно возразить: а кто тогда русские? И еще обретаются ведь эти… какие-то россияне? Они тогда кто?

Вот именно оттого, что бегает много непонятного, проект и провален. Причем можно сказать, что трижды: последних царях, про Советах, и ныне уже в РФ. Можно легко объяснить, что имеют ввиду. Только надо сначала условиться: мыслить строго в понятиях и не перескакивать на обыденную речь. Тогда все уяснится.

Сначала придется вспомнить букварь по истории и социологии, там писано, что нация и этнос – не одно и то же. Причем что такое этнос, совершенно ясно, а с понятием нация могут возникать непонятки. Этнос, грубо выражаясь, племя, только большое. Корректнее выражаясь, союз племен и потомки союза. Есть общность языка, истории, но главное – все они в некоем смысле сородичи. Это видно фенотипически и подтверждается генетически. Одним словом, раса. Гитлер и все, кто пляшет от расы, националисты именно что этнические. Строго говоря, они вообще не про нацию, а про большое племя хороших кровей.

Этносы были и 1000 лет назад, а вот наций не было. Этнос это природа, а нация – это конвенция, договор. Нация – понятие Модерна, а сам Модерн насчитывает… тут кому как удобнее считать, тут либо от 1789, либо от 1648. В любом случае феномен не имеет тысячелетней истории. Нация – это такой субъект истории. Сначала их придумали короли, чтобы было, чем править: «французы», а не просто «подданные французской короны», которых завтра могут переписать на любую другую династию. То есть их придумали как объекты, отделенные от других объектов, как объекты именно королевских прав: таким образом слали на фиг Церковь, феодальную вольницу и чертили грань другим королям. Удуманные объектами, нации вскоре осознали себя субъектами, ну или их подучили. Новоявленные субъекты оттяпали головы своим королям, или существенно ограничили их в правах.

Нация, таким образом – понятие политическое. Скоррелированное, прежде всего, с гражданством некоего государства. В Средние века этносы и государства вели параллельное существование. Под одной империей мог быть десяток этносов. Никто особо не ассимилировался, знание нескольких языков было нормой пограничных областей. Было и наоборот – один этнос, растащенной на десяток королевств. Вопрос «чей ты?» имел два значения. Каких ты кровей – во-первых. Кто твой господин – во-вторых.

С появлением наций воцаряется принцип: одна нация – одно государство. При этом народам втюхивают теория про «каждая нация имеет право на самоопределение», сиречь свое государство. На самом деле – все точно наоборот: каждое государство имеет право на свою нацию. То есть вопрос типа «что раньше – курица или яйцо?» имеет здесь, как ни странно, четкий ответ. Вначале государство. Сначала местные элиты вместе с мировыми мутят некое государственное образование, а под него уже нацию. Если надо, ей пишут древнюю историю, прививают национальную гордость, надо – напишут язык. Историки и лингвисты не сильно отличаются в этом деле от пиарщиков-мордоделов начала 21 века. Элита дает заказ – получает продукт под ключ.

Еще раз: какие факторы важны при определении национальности, как ее понимает Модерн? Вроде все важно. Язык там, самоопределение, этничность, но… важнее всего – гражданство. Языков можно знать хоть десять, этничность – второе дело. Допустим, немецкая семья перебирается во Францию, получает гражданство. Кто они? Сначала – немцы французского подданства. Если сильно неймется, то может быть и французы немецкого происхождения. Такими уже точно станут их дети. А правнуки будут французы как французы.

Учитывается, по сути, гражданство и национальность предков. Но что такое национальность предков? Это даже не этничность, это… см. что такое национальность. В итоге получается «гражданство + некий Х», но Х сам ищется по такой же формуле. Рекурсия, как сказали бы математики. А короче говоря – гражданство рулит. Переваривая абсолютно все. При этом как оно переваривается? Люди сами хотят свариться до нужной стадии. Во Франции выгоднее быть французом, в Англии англичанином, и т.д., везде принадлежность к титульной нации – это бонус.

Значит, что такое национальное государство? Принцип одно государство – одна нация, во-первых. Этничность отдыхает, во-вторых (французы не выясняют, кто из них франки, кто галлы). Принадлежать к титульной нации выгодно, в-третьих.

Теперь смотрим на Россию. Нации нет, ибо здесь явно нет национального государства. Россияне – просто синоним всех, кто имеет российский паспорт и обязан платить налоги тем, кто в Кремле. Что-то вроде подданных империи, в отсутствии императора, да и самой империи тоже. Значит, россиянство – не более чем знак подданства. И понятно, почему россиянами может стать, к примеру, 10 миллионов китайцев, да хоть марсиан.

Русские до сих пор – все еще этнос. В 1991 году грохнули Союз. Национальное государство подразумевало бы, что все жители РФ – потенциальные политические русские, которые обречены стать политическими русскими актуально. Все, имеющие паспорт России. При этом есть и ядро, как в США есть их «васпы» – белые, англосаксы, протестанты. Это которые самые политические. Принадлежать к ядру выгоднее, чем к периферии, иначе абсурд. Понятно, кто в ядре. Но со временем этничность растворяется в гражданстве… А слово «россияне» излишнее, оно вообще не должно возникать. Единственный его смысл мог быть как политически корректное именование русских второго сорта, но понятно, что россияне после 1991 года – это не про то.

Это был бы европейский путь. Можно назвать это модернизмом. Можно политическим национализмом (не путать с этническими фантазиями Гитлера). Он же либерализм до политкорректности. Англия, Франция, Германия – везде было как-то так.

Вместо того у нас куча-мала этносов. Что дальше? Либо РФ распадается, и все равно возникают нации, либо возникает большая русская нация. Если для последнего еще не упущен момент.
Tags:


  • 1
хорошая и краткая опорная точка для многих дискуссий.

В задаче «курица или яйцо» тут упускается очень важный момент. Первые, самые старые европейские нации, действительно плясали от наличного государства. Но с XIX века, с развитием национально-освободительных движений, все изменилось. Теперь уже некоторая готовая этническая общность старается высвободиться из «чужого» государства, чтобы обрести собственное. И в этом собственном государстве все подгоняется под уже наличную национальность. Какая-нибудь Чехия или Эстония – это не просто «национальные», а «этно-национальные» государства.

Поскольку русские как этнос уже сложились, а их культурная матрица уже в значительной мере «обронзовела», то для них задача стоит именно таким образом: обретение готовым этносом собственного государства. А вовсе не «синтез народов», должный породить некую «новую нацию».

Что это значит на практике?

Русским нужно собственное «приватное» этно-государство, где нерусское население (если не считать славян и радикально обрусевших метисов) рассматривается лишь как «терпимое», но не «свое». Эту границу нельзя убрать «ассимиляцией через усвоение культуры», а лишь только путем постепенного (за много поколений) физического «уроднения» путем смешанных браков. Этому государству необходимы этнические автономии для того, чтобы оправдать это «отталкивание». Логика тут такая: «Мы вынуждены жить с вами вместе, поскольку вы вкраплены в нашу географию, но мы не хотим синтеза, поскольку боимся, что вы измените нашу этничность».

  • 1