Александр Силаев (metasilaev) wrote,
Александр Силаев
metasilaev

Category:

Винтики мельчают

Принято считать, что чем сильнее люди – тем сильнее общество. Что вот их ум, воля, творческие способности. Вот сумма, и сумма эта едва ли не равна общественной мощи. Увы, все не так. Совсем не так.

Это, может быть, самый грустный парадокс нашей жизни. Слагаемые личных добродетелей не складываются в сумму, усиливающую социум… Часто социум питается деградацией личного. Усиливаясь. На деградации именно.

В свое время меня в Америке поразила одна штука. Как честный человек, я ехал в США с большим почтением к их цивилизации. Уважение к цивилизации – а как не уважать этакую силу? – и осталось. А вот люди… Смотришь, сравниваешь с нашими. В одних весовых категориях и социальных нишах. Журналиста – с журналистом, редактора – с редактором, менеджера – с менеджером, эксперта – с экспертом.

И видишь: Америка рулит миром, но их винтики, мягко говоря, не круче. Они где-то примитивнее даже русских винтиков. Самое простое: амерский журналист пишет в пять раз меньше нашего, словарный запас у него беднее, в теме он шарит меньше (да-да, как ни странно!), а понта больше. То, что у нас честно называется халявной лафой с элементами прогибона – там «свобода слова» и «профессиональный журнализм».

И так везде. Водитель не знает, надо ли по закону пристегиваться на заднем сиденье, ибо сам ездит лишь на переднем, эксперт по радиации не знает, что такое радиация («она у нас смывается дождиком в океан»). Милые, добрые, комфортные в обращении, но очень простые люди. Русский в целом сложнее, хотя и неудобнее в обращении. А их цивилизация прогибает, крушит и учит весь мир. Цивилизация получилась сильная, это да.

Как так? Сложная машинка собирается из очень простых деталек. Чем детальки проще, тем удобнее конструкторам собирать. Более того, ощущение такое: детальки намеренно обтачивают до примитива, чтобы было удобнее. Чтобы «человек-функция», без запросов и вопросов, без зауми. «Не фиг тебе, агенту по продажам, историю с географией шарить».

Чтобы видеть, как работает механизм, не обязательно тянуть шею за океан. В России есть своя история, вот вспомним – за что любят и ненавидят Сталина? Ну главные пункты? Любят за «державу» и «войну выиграл». Ненавидят за «репрессии», умные еще добавляют – «за отрицательную селекцию». Ну будь репрессии против воров, убийц и особо сексуальных маньяков, оно бы ничего. Но кого там гнобили? У простого затруханного мужичка, тупого и смирного, шансов пережить Великий Террор – 95%. У интеллектуала, умницы, управленца, альфа-самца – 50%. То есть чем ты лучше, тем тебе хуже.

А потом смотришь и понимаешь, что сталинизм – явление очень комплексное. Где все могло быть только вместе. Берлин не брался без индустриализации, индустриализации – по ряду причин – не шла без коллективизации, все это не шло без мобилизации, а мобилизация не шла без террора, а террор мог быть примерно таким. Сталин действительно: а). усиливал общество в целом, б). уничтожал цвет нации. И это не противоречие. Это замечательно сочеталось. И не надо замалчивать пункт А или Б. А и Б сидели на трубе вместе. Просто каждый может определиться, чего ему важнее. И принять последствия, например… «На хрен мне выигранная война, если у таких, как я – шансов выжить 50%?». Или: «зачем нам тогда элита?». Выбирайте, товарищи, выбирайте.

Смотришь и видишь – это столбовая дорога история. Вот скажем некогда в протестантских странах сожгли почти всех красивых женщин. Считалось, что если женщина красивая, то не иначе как ведьма. Приснилась соседу голая – чары. И костер. Мало кто будет спорить, что это негативный отбор в чистом виде? Но вполне возможно, что общество такая мера консолидировала. Некрасивых женщин всегда поболее будет, и они не возражали… Да и мужичкам, особливо серым и маленьким – без красивых баб проще. Возбуждает и не дает – это же надо, какая стерва-то, а? И семейных драм меньше, несчастных любовей, опять-таки. Так что, чего уж там – сплотилось общество. Порешило лучших и ударилось в свою протестантскую этику, зашибать протестантскую деньгу – не отвлекаясь на страдательные любови и вредный секс.

Ученые говорят, что антропологически кроманьонцы были покруче нас. Ну то есть были они красивее, сильнее, выносливее. Не исключено, что… умнее. Ну то есть квантовой физики и великой русской литературы у них не было – не нажили. Но среднестатистическая особь была - в плане высшей нервной деятельности – гармоничнее. Без неврозов, психозов. Более разносторонняя по занятиям. Ну то есть особь, кинь ее сюда в детстве, стала бы тут лидером с высоким ак-кью. Почему бы и нет? Ибо, повторюсь, столбовая дорога истории…

Поняв, что «сильные люди» не синонимичны «сильному обществу», должно как-то определиться. Что тебе роднее и важнее. Но вопрос не в том, какая сторона победит. Вопрос, за кого болеть. Философ Ницше вот, например, болел за людей. Плевать ему было на «общество». И в этом, пожалуй, упаковано половина всего пафоса «ницшеанства». В любовь к человеку. Точнее, в любовь к лучшему человеку, который трагически обречен. Можно и по-другому определиться. Но сама коллизия остается. И может, будет главной коллизией 21 века.
Tags: ВК-2008
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments