?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Дырки в уме
metasilaev
Есть такое ученое слово – модальности. Модальность действительного, должного, возможного. Разумный человек, не обязательно зная ученое слово, мыслит во всех модальностях. Ну а если не во всех, то хреново его дело.

Ум может быть кастрированным принципиально по-разному. В зависимости от того, где у нас зияние, получается разные типы. Каждый будет калека по-своему.

Лох принципиально отказывается видеть такую простую вроде бы вещь, как действительность. Даже говорить о ней, скорее всего, не захочет. А под действительностью обычно понимает некое якобы воплощенное долженствование, которым его, несчастного, разводят сильные и слабые мира сего.

Ну то есть? «Если на клетке со слоном написано тигр, не верь глазам своим». Кто все-таки будет в клетке? Так вот, мышление лоха будет верить табличке с «тигром». Так, например, лох полагает, что школа и вуз – это места, в которых обязательно учат, поликлиники – это где лечат, моя милиция меня бережет и больше ей ничего не надо, в исторических учебниках – правда, а жизнь такая, как кажут по телевизору. А как же иначе? Если написано «учебное заведение», что же там может еще происходить?

В школе, как ее, образно выражаясь, задумал Бог, действительно учат. А вот что осуществили люди – здесь и сейчас? Касательно эмпирического здания, на котором написано «школа», про него можно сказать – «помимо главных, школа несет образовательные задачи». Можно вообще дойти до крайностей и всерьез предположить, что в нашей тюрьме кого-то «исправляют», ибо она считается исправительным учреждением, а армия это школа жизни настоящих мужчин, и даже странно, что за такое образование с призывников не берут денег. Раз говорят – школа жизни, что это еще может быть?

Когда человеку нанесли телесные повреждения и ограбили, он пришел в милицию, а ему говорят – «пиши заявление, что претензий не имеешь, а то хуже будет» - лох будет, кроме всего прочего, истинно удивлен. Возмущен, наверное, будет всякий, но вот чего удивляться-то? Или если после конца лекции 80% студентов не могут сказать о ней пяти предложений – это будет плохо, но не удивительно. Ибо системы высшего образования в России существует сейчас как институт не для того, чтобы чему-то учить, то есть могут и учить, но это задача вторичная и побочная. Типовой вуз выполняет задачи отстойника-накопителя, типовая поликлиника дает справки, типовая «силовка» кого-то крышует и дает вал отчетности, и т.д. Так работают институты в реальности. При этом не исключается, что врач кого-то вылечит, учитель кого-то научит, а милиционер поймает преступника. Все бывает.

Реальность не существует по Конституции нигде в мире, просто где-то честное описание больше подходит под «конституционное», где-то менее. Сама фраза «у вас тут живут по понятиям, а не закону» - логически уязвима. Вот то, по чему живут – это и есть закон. И если в некоем месте 70% населения, например, ориентированы на некие «понятия», они-то и есть настоящий закон места. А Конституция тогда что? А ежели она не работает, то это большая пиаровская заметка.

Идем дальше. Негодяй отказывается видеть долженствование. С действительностью у него, как правило, все нормально, он ее, родимую, шкурой чует. Но он даже не то, что грешит, у него само понятие грех не инсталлировано. Самого вопрос – «а кто прав на самом деле?» - он искренне не поймет.

Он видит степени силы, технологии борьбы, результат. Мэром выбрали того-то. Васька вломил лысому мужику на вокзале. Менеджер Иванов подсидел менеджера Петрова. Как выбрали, как вломили и как подсидели – это он видит. Но вот вопросы «а кто действительно лучший мэр для города?», «а кто прав – Васька или лысый мужик?», «кто полезнее делу – Иванов или Петров?» ему скучны. Какая, на хрен, разница. Кто вломил, тот и прав.

Он не понимает на уровне ощущения, что лучшее может проиграть, а худшее победить. Если худшее победило, оно стало лучшим. Мандат неба прилагается.

Чем политология отличается от политической философии? Почему «Государство» Платона и «Политика» Аристотеля – проходят по ведомству философии? И почему сильный политолог уже политический философ? Политолог описывает модальность действительного: у синих был спецназ, миллиард денег и телевидение, а у зеленых народное ополчение и сто миллионов, потому синие зеленым вломили. Или за синими был Госдеп США. Так можно разложить, к примеру, любые «выборы», любой «режим» - сугубо технологически. Что добавит к описанию политический философ? Он добавит очень простой смысл: а кто был все-таки тогда лучше, синие или зеленые? А что значит – лучше? Кому лучше? Или есть такое «лучше», которое «вообще»? Возникает категория блага, и продолжается разговор, начатый, пожалуй, еще Сократом.

Нашему гипотетическому негодяя такой гипотетический разговор будет смертельно скучен, ибо он, конечно же, «ни о чем».

И третий типаж «нормального человека». Ну, он потому и нормален, что не видит модальность возможного. Он может видеть, «как устроена эта жизнь» и «как она должна быть устроена». Первое понимание говорит о честности, второе о совести. Но отсутствие представлений о том, как она может быть устроена, говорит от отсутствии воображения.

Это касается и личной судьбы. Она катится так, как ее положили – родители, школа, друганы, мужья-жены. Как правило, к 30 годам в этой жизни совершается все самое интересное, и дальше – доживать по инерции, если кому интересно. Это и тип политического мышления. Чего нет, того и не бывает. Если в обществе десятки тысяч убийств в год – так тому и быть, например. Даже простое напоминание о том, что когда-то так не было, а значит, возможно иное – полагается утопизмом. «Ты это, брат, не мечтай. Делом, брат, займись, делом. Добра тебе хочу…».

«Мечтать не вредно», - презрительно-сочувственно говорит он, твердо знаю, что ничего вреднее как раз и нет. Вообще же, он удивительный пролетарий – ему всегда есть что терять, хотя бы и цепи.
Tags:


  • 1
очень хорошо. в таком сжатом объёме ещё. другой бы на книгу целую налил воды.

будет время, нальем чего-нибудь и на книгу :))

  • 1