?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
За кого болеть?
metasilaev
За кого болеть в конфликтах межнациональных и межгосударственных? Ответы известны. За тех, кто «наши». За тех, кто обороняется. За тех, кто слабее. За тех, кто сильнее. За тех, кто платит мне лично. Однако не всегда понятно, где «наши», черт знает, кто первый начал, а платить будет, кого выберешь.

Разберем ответы стандартные. «За того, кто сильнее» - ответ плохого теоретика, но состоявшегося гада. Есть такая поговорка, что победа – истина негодяев, и слишком часто, чтобы быть простым исключением, зло торжествует в темных подворотнях и на международных судах. «За того, кто слабее» - ответ удивительный. «Вася должен Пете денег, чтобы Петя не дал ему по шее» – позиция заурядного негодяйства. «Петя сильный, может всем вломить, поэтому должен Васе», - позиция негодяйства незаурядного: либерального, гуманистического, феерического.

Чаще все-таки говорят: должно болеть за «наших». То есть где родился, там на всю жизнь и окопался. И весь мир делится черно-бело касательно твоего окопа. Но реальность сложнее, и вряд ли рожденный в богом забытой и чертом проклятой слободе должен всю жизнь ассоциировать себя с ее незатейливой братвой. Хранить технарьком пропитанную идентичность и верность классу, лазить разборки «за район», и - не дай бог! – убежать в иной мир и стать его полпредом и патриотом. Вдруг в родную слободу пришлют комиссаром, бряцать ксивой и шугать родимую мафию?

Или, допустим, родился ты в племени Тумба-Клумба… И пришли в 1700 году к тебе англичане. Как сметливому туземцу, тебе предложили западный костюм, должность в торговой миссии, образование в Лондоне. Твой народ не геноцидят, тихо лечат и учат, обращают в христианство, отучают от людоедства. Твоей народ поделился: одни взяли карамельку из рук, другие ушли в лес и партизанят. Молятся своей Тумбе и людоедят уже из принципа, верности национальным традициям. Что, долг каждого честного – порвать иноземный паспорт и дернуть в лес к ребятам за Тумбу?

Пример из истории реальных лиц. Грузино-российско-европейский философ Мераб Мамардашвили сказал: «Если мой народ пойдет за Гамсахурдиа, я пойду против своего народа». Это было в 1990 году, когда грузины начали строить себе банановый фашизм и выбрали на то лидера. Все было по фашистски и по банановому – истерия, аресты, пытки и толпы женщин, желающих ребенка от фюрера. Мамардашвили сказал, против своего народа пошел и ответил жизнью за выбор – грузинское общество его затравило, у философа случился инфаркт. Можно сказать – предатель нации, враг народа. Можно сказать – пример человеческого достоинства.

Нет, когда две нации воюют на полное истребление, пленных не берут и в предателях не нуждаются – это одно дело. Но это редко. Почти всегда воюют так, чтобы противник мог не просто даже выжить, но сохранить лицо. Особенно если войны колониальные. Тогда нанимают целый штат коллаборационистов, чтят их национальные феньки, дают шанс в империи и тихо ассимилируют.

Короче. Или мы считаем, что кровь и почва – это судьба. Или мы уважаем выбор народов, некогда вошедших в империи. В Российскую Империю, например. Могли ведь биться до последней стрелы из лука…

Какие еще типовые ответы? Напоминаем вопрос – за кого болеть в конфликтах? Болеть против агрессора? А это очень сложно понять, кто агрессор. В любую из чеченских компаний, к примеру, агрессором можно счесть и Чечню, и Россию. У любой минимально грамотной стороны всегда наготове десяток таких «предъяв», что всегда выставят агрессором не ее. К тому же часто бывает, что агрессор – прав.

Как так? Зарисовка из быта. Сидит, к примеру, шпана. Ни на кого не наезжает, но… матерится на весь двор, вокруг скамейки все загажено в радиусе трех метров. К ним подходит мужик. И обращается отнюдь не словами «судари» и «товарищи». Фактически мужика не трогали, мужик сам пришел, сам словесно напал. Его послали – он вынул пистолет и повторил. Шпана убрала свой хлам и убралась сама. Мужик агрессор, но мужик прав. В истории народов и государств – так разве не бывает?

Давайте оборвем перебор на предложении ответа: прав тот, кто более сложен. То есть параметр культурный, или, если угодно, антропологический.

А выше он, как правило, в больших странах, у исторических наций. Русская культура – в десятке самых сильных в мире. Никакие иные нации «постсоветского пространства» в десятке и на подходах к ней не замечены. Сложная жизнь может состояться только в сильно развитом языке: английском, французском, немецком, русском, японском, арабском и т.п. По хорошему, такие народы – предельно сложных языков и культур – должны поделить мир на свои зоны. Чтобы было лучше для мира.

Отсюда отношение к национализму «плохому» и «хорошему». Империи – Римская, Российская, Австро-Венгерская, Германская – несли народам свет. Национализм мелких этносов погружает земли во тьму. Слишком часто суверенность гордой этничности Тумба-Клумба означает возвращение людоедства.
Tags:


  • 1
Одинаков ли свет? На примере великоимперского, этакого русского "просвещенческого национализма" периода поздней РИ, густо замешанного на православной, мессианской составляющей, поздне третьеримской. Если брать, допустим, как объектов - поляков и алеутов. Для поляков, естественно это было Тьмой, для алеутов в какой-то степени - Светом. Для одних условная метрополия - исчадие пороков, для других возможность соприкоснуться и интегрироваться. Возможно, в некоторых случаях гордая этничность на самом деле является гордыней? Подросла цивилизационно нация, к примеру. До расы. В их понимании. Или подросла шпана до уровня среднего вульгарного рэкетира. И давай делить. Пример поляков, считающих себя сложными очень подходит для современной центральной европы. Точнее, даже не для европы. А для сколачивания на фоне гордой этничности новой малой антанты. Где пресловутая польша защитник всех униженных и оскорблённых. Но прав тот кто сложен, это верно.

Польша тут уникальна, эта страна была когда-то больше и сильнее России, так что...

  • 1