К вопросу либерализма в средней полосе

------///------


        Насколько я «оппозиционер»?

        Теоретически – ну да. Для сторонника австрийской школы даже Навальный – левак, этатист и без пяти минут путинист, если вы понимаете, о чем я. Если не вполне понимаете, то Дэвид Фридман и Мюррей Ротбард, где я примерно окопался – много радикальнее, чем Айн Рэнд (раз!), а Айн Рэнд радикальнее, чем, скажем, Егор Гайдар (два!), а Гайдар это вам не какой-то популист Навальный (три!). Вот по этому раз-два-три можно судить о размере пропасти. Но это теоретически. Практически я совсем не хожу на митинги и вообще никак не «борюсь с режимом», если не считать за это сам факт моего существования. 

        Помимо того, что я просто местами ленив, труслив и инертен, есть и рациональные соображения, да. Я полагаю жертвенность неразумной и несправедливой. Допустим, правые либералы правы еще и в том смысле этого слова, что они ближе к истине. Честно говоря, не уверен до конца, но я ни в чем не уверен на 100%. Но все же, как и все люди, полагаю свою позицию ближе к адекватности.

        И с какого хрена, спрашивается, наиболее адекватные люди – должны трудиться и рисковать собой за менее адекватных? А сейчас заниматься политикой с теми идеалами, что у меня – это только трудиться и рисковать, особенно рисковать. Никаких перспектив пока что нет вообще. Никаких зримых бонусов. Вообще, если брать протестное движение, возможные бонусы там только у единиц – собственно, лидеров протеста. Месяц в году они проводят в каталажке, но зато 12 месяцев они лидеры общественного мнения, со всеми вытекающими. Немного странная, но это все же политическая карьера (Нельсон Мандела, кажется, сделал ее в основном в тюрьме). А если человек не политик, то ему от активности данного типа – чистая радость борьбы за правое дело, все. Вполне прекрасное, почтенное чувство. Но все же странно проповедовать пользу разумного эгоизма, и быть вот настолько альтруистом…

        Collapse )

Целомудрие по Оккаму

------///------


Кажется, некое «целомудрие» как стиль жизни можно свести к бритве Оккама. «Если сомневаешься, всегда говори нет».

        Например, если сомневаешься, надо ли завести детей – пожалуй, не надо. Не дрейфь, это уже можно. А вот если тебе стоит иметь детей, у тебя нет такого вопроса.

        Если встает вопрос, регистрировать ли брак – конечно, нет. Тот брак, где это зачем-то надо, не рефлексирует.

        Если стоит вопрос «просто встречаться» или «жить вместе» - конечно, только встречаться. Логика та же.

        Если партнер только для секса и более ни о чем, то это, по большому счету, приспособление для более интересной мастурбации. Большое, громоздкое, дорогое в обслуживании. У него, возможно, есть свои плюсы – но возможно, проще и честнее подрочить.

        Наконец, если сомневаешься, «а не подрочить ли» - да ну его (опять-таки, кому реально приспичило, вопросов не задает). В мире столько всего, а ты?

      Collapse )

Агрессия, налоги, бан и гон

------///------


       Касательно общего языка с людьми, насколько представления различаются. Вроде бы все согласны, что агрессия – это плохо. Но что такое агрессия?

        Для либертарианца, например, любое налогообложение уже агрессия. Некто, с кем человек не вступал в договорные отношения, говорит, что ему полагается часть твоих денег, а он их потратит лучшим образом. Да плевать, каким образом. Важно, что данные отношения не являются добровольными.

        Конечно, жизнь – это не идеальные о ней представления. Прямо сейчас либертарианская утопия (как и любая другая, впрочем) невозможна в полном объеме. Т.е. совсем без налогов – сейчас пока не получится. Но они проходят по ведомству «необходимое зло», а не «социальное благо». И их нельзя собирать на что попало. Например, на проведение спортивных состязаний, существование театров, и т.д. – нельзя. Если театры и спорт в самом деле нужны, за них заплатят те, кому их надо. А если не заплатят достаточно, значит, не так уж надо.

        В данном случае я вижу агрессию там, где ее мало кто видит (хотя несколько миллионов людей на планете видят тоже самое). Или обратный пример. «Забанить» человека в соцсетях считается апогеем конфликта. Вот придти на чужую страничку и нести там заведомо чуждый хозяину гон – это еще ничего, дискуссия. А забанить – крайняя мера. По-моему, наоборот.

        Бан это лишь четко выраженный отказ от общения, довольно безобидная штука. «Я не хочу с тобой разговаривать». Здесь вообще не надо приводить причин, по которым не хочешь, кстати. Не хочешь и не хочешь – твое право. Все равно что один человек не обязан объяснять другому, почему он не хотел бы заняться с ним сексом. Вот не хотел бы – все, этого достаточно. А секс без согласия, кстати, называется словом «изнасилование».

        Странно, что нет специального слова для общения с человеком без его согласия. Нет, есть слова «спам», «троллинг» - но это все частности. Должно быть какое-то одно емкое слово. Бан лишь мягко выраженное «я тебя ментально не хочу», «не трахай мне мозг». Всегда же проще дурака забанить, чем подробно объяснить, где он дурак… До смешного доходило – даже неплохого человека иногда проще забанить, чтобы с ним не ругаться…

Долги и мораль

------///------


        Вот откуда столь терпимое отношение к людям, берущим в долг и не отдающим? То есть они, конечно, осуждаются, но как-то вяло, не всерьез. На шкале общественного презрения они явно устроились лучше, например, воров. Но ведь если вдуматься – они хуже.

        Вор обычно все-таки крадет у незнакомого человека. Зачастую у социально чуждого. Нет, это не смягчающее обстоятельства. Но занявший и не отдавший – фактически тоже крадет, давайте не обольщаться. Только он обычно крадет у знакомого, зачастую родственника или товарища. У человека, который ему доверился и был столь добр, что оказал услугу (обычно совершенно бескорыстно, бытовые займы своим – они ж без процентов). И вот это уже отягчающее обстоятельство.

        Если не отдать банку, ростовщику – ну, здесь без отягчающих обстоятельств. Но все равно с моей колокольни – не особо симпатичнее, чем кража. «У меня тяжелые обстоятельства» не должно быть универсальной отмазкой. Оно ведь не является таковой при краже, а чем одна форма присвоения чужого так уж лучше другой? Косвенно, кстати, за этих приукрашенных воришек платит все общество. В  ставке по кредиту процент не возврата ведь заранее учтен. И честные ответственные люди всегда переплачивают по кредиту, всегда. Скидываясь на содержание раздолбаев и жуликов.       

        При этом в паре «коллектор – объект коллектора» общество, что удивительно, обычно болеет за последнего. Хотя это примерно то же самое, что болеть за карманников против полиции, потому что карманники тоже люди.

        …Можно и долговое рабство вернуть, ага. Только назвать как-нибудь красивее. Без сажания на цепь, унижений и прочих извращений – они экономически бессмысленны. Просто часть доходов должника принадлежит кредитору – раз, и кредитор может, скажем так, немного влиять на тип его занятости. Без членовредительства, но подталкивая того к наиболее доходной нише (хотя, быть может, и неприятной).

        Впрочем, ответственность должника – лучше заранее прописать в договоре. «Полная ответственность» это с долговым рабством. А «неполная» это как сейчас у ООО или АО – в пределах заранее оговоренного имущества. Это чтобы не убить предпринимательский дух. И совсем разные проценты будут по таким договорам. Хочешь меньшую ставку, без проблем, сдай себя в залог – и радуйся своей низкой ставке.

Идеалисты второго сорта

------///------


        Есть как бы «партия сердца» и «партия ума». Первая утопия сводится к тому, что возлюбят ближнего как самого себя, почувствуют братство, ощутят единство и т.д. И тогда хаос отступит, зло отодвинется. Вторая партия полагает, что лучшее средство против зла и хаоса – начать жить по уму.

        Я, в общем, ничего не имею против тотального возлюбления ближнего и дальнего. Но я не вижу, как это сделать. Приступ любви всегда дается как некое чудо, чудо не алгоритмизируется. Я не знаю, какой мессия должен прийти, какой тренинг нужно пройти, какую химию принять – чтобы наступило царство любви. Отсутствие технологии быстро заводит партию в тупики, где недостаток любви как социальной скрепы начинают компенсировать более технологичными штуками, вплоть до инквизиции и ГУЛАГа.  

        Утопия «давайте жить по уму», конечно, в каком-то смысле тоже утопия. Но она ставит не только на чудо. Есть все-таки список: делай А, делай Б, и т.д. И успехи цивилизации – в основном успехи именно этой партии. Наука, техника, капитализм, разделение властей, вот это вот все.

        Самое мерзкое, когда «партия сердца» находит достижения какими-то недостаточными. То закон им какой-то формальный, то рынок бездушный, то наука бесчеловечная. Мало, мало любви. Больше надо. Но поскольку технологии нет, обычно единственное, что удается – покорежить те механизмы цивилизации, что худо-бедно работают. А потом – когда жить захочется сильнее, чем мечтать – возвращаться к ним. Скрепя сердце, как говорится.

Когда неточность – вежливость специалистов

------///------


Как-то уже писал, чем маркетинг для лохов отличается от маркетинга для людей. Примет много – конкретно сейчас об одной. Точность там, где не может быть никакой точности в принципе.

        Если видите объявление типа «научим инвестировать с доходностью от 28% годовых», «трейдинг с доходностью от 120000 рублей в месяц» и т.д. – сразу мимо. Никаких дополнительных вопросов можно не задавать. Очевидно, что авторы этих объявлений держат своих клиентов за идиотов, и зарабатывать планируют, не борясь с идиотизмом – а ему потакая. А если кому не очевидно… вот честно, здесь вопрос даже не в финансовой грамотности. Здесь вопрос в таких свойствах души, что носителя этих свойств даже не особо жалко.  

        И наоборот, корректный, честный, а главное, профессиональный человек – будет максимально расплывчат в плане ожидаемой доходности. Если он будет учить вас хорошим, умным, честным вещам, он просто повысит ваши шансы, а любая обещанная точность – от лукавого.

        Максимум, что может быть, это «на дистанции более 10 лет с подавляющей вероятностью обгоните инфляцию» (если речь про пассивные инвестиции), «вероятно, на дистанции обгоните бенчамарк в пределах 10% годовых» (если активные инвестиции), «получите положительное смещение вероятности» (если речь про трейдинг).

       Collapse )

интервью каналу Павла Комаровского RationalAnswer

------///------


Начали вроде за деньги, кончили за смысл жизни.

Конец трилогии-интервью с Павлом Комаровским. Уже не только и не столько про инвестиции, сколько про жизнь.

Сначала все-таки немного фамилий, все еще про инвестиции. Кому верить. И о том, чему не верить. Чем портфельная теория - надежнее и прекраснее здравого смысла. В частности, как и почему плевать на кризис.

Обсуждаем мировоззрения и ругаемся во все стороны. Походя изобретаем новое слово - рацист. Походя пара слов о текущей политики, почему пары слов - ей хватит.

Как вообще предельная критичность сочетается с глобальным оптимизмом. Сочетается, сочетается. Самые страшные теории, что мир погружен во тьму (или погрузится), разделяют обычно те, кто верит на слово. Или просто так чувствует.

Если вспомнить, что здесь было 100 лет назад (а еще лучше 1000), за людей становится уже не обидно.

Ну и это третья часть, там еще две были.


ИИ зверушку не обидит

------///------


Достаточно многих пугает идея шибко сильного ИИ. Мол, как только это станет умнее нас, тут-то человечеству и хана.

        При этом подавляющее большинство, разделяющее идею существования Бога, находит ее, наоборот, крайне утешительной. При том, что дельта совершенства и могущества между человеком и Богом – посильнее, чем с шибко сильным ИИ.

        То есть совершенно трансцедентному незнакомцу, если он есть – принято восторженно вручать свою судьбу. А собственного ребенка, когда он перерастет своих родителей, лучше на всякий случай бояться, мало ли. Самые уверенные луддиты предлагают сделать аборт, пока не поздно: прирезать непонятное Сильно Умное, пока оно в утробе.   

        Как атеист, не возьмусь рассуждать о благосклонности Бога к людям. Но касательно ИИ. Как правило, нас не пугают существа и организации совершеннее нашего уровня – из тех, что мы знаем. Нобелевские  лауреаты и мировые чемпионы обычно не создают нам риски, скорее наоборот. Рисками чревато примитивное, от гопника до фанатика. Сложное и умное – почему-то добрее.

        Почему именно? Еще школьником, помню, я прочитал короткую статью Акопа Назаретяна на эту тему, возможно, это был первый философический текст, с которого и пошло-поехало. Редкий случай – спустя четверть века я с ним, по большому счету, согласен. Скажем так, сложное вынуждено быть добрым, в целях самосохранения. Чем мощнее твой арсенал – тем аккуратнее ты с ним обращаешься, а корреляции таковы, что нельзя быть злодеем к чужому, и добрым к своему. Это своего рода даже не моральный закон, а онтологический. Мир устроен именно так, а будь он устроен по-другому, до нас бы просто не дошло дело (фашисты, впрочем, никогда не поймут этой идеи, и если она вам как-то сильно-сильно противна, то это уже симптом).

        Короче, глупых и слабых людей я опасался бы куда больше, чем сильного ИИ…

Интервью про все сразу

------///------



Разговор с главным редактором https://brammels.com/ Иваном Палием в общем, о вечном. О преподавании философии, образовании, главных книжках, бирже и трансгуманизме. По сути обо мне. Спасибо Ивану за внимание https://brammels.com/career/interview/aleksandr-silaev/

Честное левое чувство

------///------


         Про левый дискурс. Я бы по-человечески понял, если бы он выражался примерно так.

        «Суки, твари, ненавижу. Я не красив, не гениален, беден, мне не везет. Хочу, чтобы все богатые, успешные, везучие люди – горели в аду. Или, как минимум, потеряли все свои посты и деньги. Но лучше – чтобы они еще сидели, болели и мучились. Самых известных – обезглавить на площади. Самых красивых женщин объявить коллективной собственностью. Гениев поселить в бараке. А кому сильно повезло – лично пытать буду. Уууу!»

        Это самое человечное, что я нахожу в левой идее. Не к тому, что, упаси боже, я это поддерживаю. Но здесь мне нечего возразить. Это как бы эмоция, а эмоции не ошибаются и не врут. Если человек чувствует  А, он не ошибется, если скажет, что чувствует именно А, а не Б. Это как желание маньяка убивать людей. Нельзя сказать, что он где-то заблуждается, неверно трактует мир, и его можно теоретически опровергнуть. Серийного убийцу можно убить, как бешеную собаку, но не разнести в споре. Он, вероятно, болен, но нельзя сказать, что он дурак. Ну а если возразить нечего – стоит помолчать.

        Неглупый человек может разделять левую идею на уровне чувств, у Ницше было про это слово «ресентимент». И это может сочетаться с умом и талантом, например, Жан-Поль Сартр или ранний Лимонов периода «Эдички». Там чистый ресентимент – двигатель прогресса. Ну если не прогресса, то талантливой писанины – точно. И среди маньяков бывает доктор Лектор.

        Collapse )