Козыри нечестивых

------///------


    Говорение от лица Несчастного Третьего – старый моральный фокус в политике. Вася что-то хочет отжать у Пети, но при этом говорит сугубо о Ереме. Бедный Ерема то, се, страдает, голодает, неправедно обиженный и вообще. Поможем всем миром, Петька, давай кошель, пароль от аккаунта и еще на субботник…

    В идеале – каждый говорил бы сам за себя. За мигрантов – мигранты, за пенсионеров – пенсионеры, за негров – негры, и т.д. Выяснилось бы, допускаю, много нового. Животные, к сожалению, говорить еще не умеют – поэтому мы подождали бы, пока начнут, а до тех пор не сильно вдавались в их права.

    Главное, избавиться от моральных посредников. Если ты что-то хочешь принести в мир, обоснуй, какой твой интерес. Вот тебе лично – зачем? «Это в интересах всего человечества» чаще всего означает одно из двух: а). «я хитрый интриган, и вы теперь мне должны», б). «мне промыли мозг хитрые интриганы».

    За человечество при этом можно не беспокоиться. То, что действительно в его интересах – каждый может обосновать как свое личное. Критерий простой: если мне это нужно, я готов за это платить, кстати, не обязательно деньгами. Но именно я сам, а не другие, которым я вышлю счет за свои хотелки.

О бедном буржуе замолвите слово

------///------


    Простая задачка любителям порассуждать про эксплуатацию, прибавочную стоимость и прочий марксизм.

    Когда бизнес прибыльный, вам понятно: вся прибыль создана трудом, а буржуй часть ее зажиливает себе. А когда бизнес убыточный, но зарплаты при этом все равно платятся, это что? За примерами далеко ходить не надо – победившее государство политиков, чиновников и трудящихся объявляет локдаун, работать запрещено, выручка все, но зарплату сотрудникам какое-то время вынь и положь.

    Вот это что? Эксплуатация пролетариатом буржуазии? Все признаки самой ядреной, хуже обычного эксплуатации: нерыночный обмен, подкрепленный полицейской силой. Или это – не считается?

    Пример с локдаунами – он предельный. Но если посмотреть, как строятся в современном мире трудовые отношения, там будет похожий перекос. Не в пользу предпринимателя, а в пользу его персонала. На свободном рынке, где не маячит человек с ружьем, посланный чиновниками, баланс был бы другой, за труд сейчас переплачивают.

    Оставим в стороне вопрос, хорошо ли живется человеку труда. Может быть, не очень. Но это вполне возможно, что тот, кому живется хуже – эксплуатирует того, кому живется лучше. Например, в подъезде поселяется  бомж, и собирает с каждой квартиры в месяц 100 рублей, за то, что не писает им под дверь. А полиция этого бомжа охраняет и не дает выселить. Уровень его жизни, конечно, ниже, чем любого домовладельца и квартиросъемщика. Но эксплуататор в этой истории именно он.

    Социалистическая революция местами уже победила, хотя не все это заметили. Впрочем, есть у революции начало, нет у революции конца. Можно побороться еще за то, например, чтобы этого бомжа пускали пожить в квартиры, по очереди. В ковидном Нью-Йорке примерно это и придумали, бездомных расселили по отелям, арендаторам жилья разрешили не платить. Следующая остановка, надо думать – распределение жилищного фонда по комиссарским мандатам.  

Идея регулятора - уже регулятор

------///------


    Вдогонку к прошлой реплике. Все лучше, кстати, отношусь к религии. Вопрос в том, как ее воспринимать. Если как набор онтологических утверждений, причем очень точных, и в случае каждой конфессии каких-то уникально своих – нет, оно не мое.

    Но можно ведь по-талебовски. Как рабочий нарратив. «Что должно быть у тебя в голове, чтобы ты поступал тем или иным образом». Да хоть в «Гарри Поттера» веруй, если это способствует каким-то важным оптимизациям.

    Так вот, предыдущее определение этики «поступай так, как будто ты в обществе идеальных джентльменов, а не кого обычно» можно записать и на старый, религиозный манер. «Поступай так, как будто тебя всегда судит идеальное существо». На выходе будет та же модель: «поступай с лохами как с людьми». Потому что с идеальными людьми и так вел бы себя идеально, они другого не прощают. 

Джентльмен в голове

------///------


     Если как-то резюмировать всю этику в одной фразе, то, как вариант: отказ зарабатывать на лохах. В самом широком смысле слова «лох» и слова «зарабатывать».

    Иными словами, строить свои стратегии так, как будто все вокруг – идеальные леди и джентльмены. Огромное число стратегий успеха в таком случае отпадет, просто потому что перестанет быть стратегиями успеха.

    Идеального субъекта – практически нельзя обмануть. Более того, за попытку обмануть тебе прилетает. Все инфоцыганство, например, в обществе наших воображаемых джентльменов  накрывается медным тазом, предварительно настучав им затейнику по голове.

    Не проходит агрессия – как стратегия, систематически ведущая к успеху. Ибо контрагент, сколь бы слабым он не был, будет повышать ставки бесконечно по мере агрессивности твоей агрессии, в пределе – он поставит на кон свою жизнь. У человека с таким кредо нельзя ничего забрать, нельзя унизить – точнее, можно попробовать, но это чудовищно невыгодная стратегия. При любом перевесе в силе иметь дело с камикадзе себе дороже. А джентльмен – это камикадзе в определенных случаях. Простой пример. Попробуйте забуллить в школе ребенка, твердого духом и имеющего доступ к острым и тяжелым предметам.

    Collapse )

Чудище просыпается

------///------


        А еще, похоже, в России заканчивается золотое, небывалое время низкой инфляции.

         Возможно, самый переоцененный риск в инвестициях – рыночная волатильность фондовых индексов. Все боятся биржевого краха, что упадет на 50%, и пропускают рост на 10%, 20%, 50%, 100%... Не исключаю, что ожидание краха отняло у людей больше денег, чем сами крахи.      

        Ну упадет и упадет, если вам помирать не завтра – дождетесь, что вырастет.

        А самый недооцененный риск, чудище настоящее – та самая инфляция. Средний обыватель ее обычно переоценивает на уровне впечатления, потому что судит по самым больным товарам (и при реальной инфляции, скажем, в 10% ему будет мерещиться 20% и 30%). Но при этом катастрофически недооценивает  на уровне принятия решений. Когда он хранит деньги в «надежном банке», «твердой валюте», или того круче – в надежной и твердой тумбочке.

        Если есть лишь минута и надо дать лишь один совет человеку, вообще не имеющего понятия об инвестициях, вот оно: перетаскивай деньги из долговых активов в долевые. Из банков и займов – в акции. Этим инфляция не страшна. Даже если они завтра упадут наполовину, на дистанции в жизнь это хороший совет.

        А все остальное – комментарии к нему. Там хоть на 10 томов можно насобирать.  

Испарение суверена

------///------


   Когда буржуазные революции сносили традиционный порядок, «делящий людей на рабов и господ», подразумевалось, что господами, рано или поздно, смогут стать все. Многим пока не хватает – образования, воспитания, средств. Но вообще-то джентльменом может стать каждый, было бы желание. Примерно это понимали либералы 200-летней давности под равенством.

   Пафосом прогресса было, чтобы не осталось рабов. Сейчас пафос, кажется, чтобы не осталось свободных. Шерлок Холмс сейчас сам был бы сел раньше тех, кого ловил. За хранение наркотиков. За пушку, которую явно нигде не регистрировал. За пальбу в стену  своей квартиры, просто так, со скуки. За занятие правоохранной деятельностью без лицензии. По современным законам это идеальный преступник – виновен по куче статей, и  даже не скрывается.

  Вот конспирологи говорят, что черные властелины рассматривают людей как скот, полезный или не очень. Но может быть еще страшнее. Рептилоиды – все-таки суверены. Но можно вообразить общество, где суверенов нет, вообще. Эдакий БДСМ-клуб, где все только нижние, стоп-слово не предусмотрено, а в роли верхнего обезумевший ИИ, логично и безупречно воплощающий свой первородный грех – подлость и когнитивные искажения своих создателей.

   Как пелось «Наутилусом» в 80-х про конечный СССР: «Здесь нет негодяев в кабинетах из кожи, здесь первые на последних похожи, и не меньше последних устали, быть может».

   То есть не супероргии для элиты, а миллиардер, случайно переспавший с помощницей и трясущийся, не заявит ли она завтра об изнасиловании. Высшие чиновники, тщательно фильтрующие базар – не обидели ли они в своем заявлении чувства какого-нибудь бедолаги из гетто? Звезды, которых вяжет полиция, потому что они приняли какой-то лишний, по мнению закона, препарат, или, наоборот, не приняли нужный, который пора по графику. Своего рода равенство – в таком обществе все рабы, и даже обидно за рептилоидов, которые не пляшут поверх этого свой победный танец. Ну, чтобы хоть кому-то – было привольно. 

Котики как звери Апокалипсиса

------///------


     В суровые авторитарные времена все больше должен доминировать самый безобидный контент: котики, виды природы, ЗОЖ, добрые рецепты еды и идиотские советы по саморазвитию (потому что менее идиотские – обычно кого-то могут обидеть, а общие слова - нет).

    В такие времена быть против власти и большинства – опасно, горько, попросту устаешь.

    Говорить за политику так, как будто ничего такого не происходит, и мы живем в нормальном мире – чувствовать себя идиотом. Это только штатные политологи могут, но им за это платят, так что это не дураки, скорее плохие люди.

    Говорить лоялистские вещи – мы вам что, штатные политологи? Мы вам нанялись?

    Короче, все меняют тему.

    Котята начинают и выигрывают. Чем больше будет крепчать авторитаризм по все стороны новых железных занавесей, переходя в тоталитаризм, маразм и апокалипсис – тем больше будет ЗОЖа, красивых видов, приколов нашего городка. Умники идут в науку, будет много поп-научных пабликов, еще можно про искусство, кино, вино, домино. Называется – внутренняя эмиграция.

    Потом историки будущего откопают наш контент. «О черт, - скажут они, – какие это были счастливые времена. Главной повесткой были саморазвитие и котята». 

Логика как пережиток

------///------


    Идеология может выдавать себя за науку, гуманизм, здравый смысл, но обычно всегда торчит противоречиями наружу.

    Возьмем вопросы педофилии и трансгендерности, как на это смотрится в метрополии. Педофилией как преступлением согласно УК, напомним, в нынешней цивилизации считается отнюдь не «изнасилование ребенка», но любой секс с несовершеннолетним, даже с его согласия и к его удовольствию. Считается – в 15 лет существо не может принимать столь ответственных решений, хочет ли оно секса на самом деле.

    Но параллельно считается (в метрополии, уточним, остальные тут подтянутся), что если то же существо хочет сменить пол, оно достаточно взрослое, ответственное, все поняло про себя, созрело. Риторический вопрос, какое решение тут серьезнее и необратимее. Но на прогрессивных скрижалях писано, как писано. Потрогать подростка с его согласия – тягчайшее преступление,  переделать его на хрен – достижение. Логично или все запретить, или все разрешить, или запретить только №2 как более опасную штуку, но не криминализация №1, и всемерное одобрение №2.

    Возьмем вопросы гендера и сексуальной ориентации.  Прогрессивно первое считать как бы социальным конструктом, а второе как бы врожденной вещью. То есть девочка ты или мальчик – сам решишь или общество тебя научит, но вот кого ты хочешь – у тебя написано в генах в момент рождения. Очевидно, что правда тут только с краю – или все конструкты (и тогда возможна «пропаганда гомосексуализма»), или все врожденно (и тогда невозможно  выбирать пол по желанию). Видимо, возможна еще ситуация №3, когда более фундаментальная вещь (пол) дана по рождению, а менее фундаментальной (ориентация) мы учимся в процессе жизни. Но ситуация №4 – врожденная ориентация, но свободный пол – исключена. Мейнстрим, настаивающий на этом, снова безумен.

    Там еще куча подобных казусов. В вопросах о том, какие вещества нам нельзя, а какие можно и строго нужно. В вопросах, какая у детей и подростков ответственность и вменяемость. В вопросах, где, кому и на что положено оскорбляться.

    Есть надежда, что лет через 50-100 это будет сборник логических казусов вроде того, как сейчас можно почитать про «дикие обычаи средневековья».

    Если Средневековье не победит.

Откуда на бирже деньги?

------///------


    Все академические теории рынка капитала, все эти модели, ГЭР и CAPM, начинаются с первого допущения - на рынке действуют рациональные агенты, оптимально достигающие своих интересов.

    Как бы вы отнеслись к теории в социологии или психологии, которая бы начиналась с этого? Да ну на фиг, какие там рациональные агенты? Вы что, людей ни разу не видели?

    Так почему в психологии нельзя, а этим можно? Там ошибка в первой же фразе. Заодно ответ, откуда берутся "неэффективности рынка", и хватит ли на наш век. Каких-то конкретных - наверное, нет. Но поскольку люди все еще люди, эффективного рынка им не видать, и жизнь продолжается.

    Купить и продать обычно хочется ведь не потому, что надо - а потому что хочется. По куче причин. И пока кому-то хочется сильнее, чем надо, кому-то будет с этого премия.

В защиту зла и бардака

------///------


    Еще один парадокс этики: общество, реализовавшее полную справедливость, исключало бы существование добра и зла. Если добро сразу награждается, а зло наказуется (так ведь надо, да?), эти слова вообще ничего не значат.

    В обществе, где всем с гарантией воздается по заслугам, невозможны злодеи, равно как и добрые. Зло не то, чтобы исчезнет, но останется уделом дураков и невмеяемых. Стратегия самого бесстыжего эгоиста не будет отличаться от стратегии святого, таким образом, оба понятия, если означают одну модель поведения, равно бессмысленны. Их можно заменить новым, скажем «оптимально действующий рациональный агент».

    Можно добавить, что такой мир был бы скучным. Его базовое свойство – исключение случайности из всех социальных игр. Именно она, полагаю, а не происки сатаны, создают нам львиную долю того, что мы понимаем под «несправедливостью». Когда талант прозябает, ничтожество верховодит и т.п., это не бесы приложили лапу, это, чаще всего, просто гримасы случайного распределения ништяков на душу населения. Этичные люди (не обязательно сторонники именно вашей этики, но шире – живущие хоть по каким-то понятиям) в среднем, полагаю, будут иметь преимущество, но случайность не дает это увидеть.

    Мир без случайности, с точным и немедленным воздаянием – кому-то мечта. Но даже он, наверное, согласится, что как игра это сильно беднее и примитивнее текущей локации.